Содержание материала

 

 


Болгары в войне за свободу Греции

Болгары против османовСобытия в Греции 1821 г. всколыхнули всю общественность России. С этого времени в русском Главном штабе стали разрабатываться планы новой войны с Османской империей, в которых много внимания уделялось непосредственному участию болгарских добровольцев. Но в окончательном варианте операционного плана И.И. Дибича привлечение болгар решительно отклонялось. Николай I в специальном рескрипте подчеркивал, что необходимо «сохранять спокойствие» на занимаемых русской армией территориях, что было продиктовано опасением коалиционной войны. С одной стороны, Австрия стягивала свои войска к границам России, с другой, Англия грозилась вмешаться в конфликт на стороне Турции, если Россия вызовет «общее восстание всех турецких христиан». Это также предопределило и выбор операционного направления движения русской армии, которое лежало в стороне от Сербии и Черногории и почти исключало возможность вовлечения в борьбу болгар. Наступление шло через пустынную Добруджу, не располагавшую продовольственными ресурсами, Малые Балканы, не удобные для военных действий, к Адрианополю, в районе четырехугольника крепостей, который турки считали неприступным. Эта местность была населена мусульманами, враждебно настроенными к русским. К тому же Турция предприняла ряд мер к предотвращению любой помощи болгар русской армии. В прокламации от 8 декабря 1827 г. султан предупреждал своих правоверных подданных, что войной с Россией воспользуются христиане, чтобы «сокрушить до основания Оттоманскую империю». Задолго до войны турецкие власти изъяли у болгар оружие, закрыли все частные предприятия по изготовлению пороха. Таким образом, обстоятельства войны 1828-1829 гг. в целом сложились весьма неблагоприятно для широкого развертывания формирований болгарских добровольцев.
Появление русских войск в Дунайских княжествах привело в движение болгарскую эмиграцию, которая стала решительно настаивать на восстановлении Болгарского земского войска, что в тех условиях расценивалось как нежелательное деяние. И, тем не менее, русское командование разрешило отдельным болгарским добровольцам вступать в 4-ю Уланскую дивизию при условии, что с окончанием войны они вернутся к прежним занятиям. Капитан русской армии Георгий Мамарчев и капитан Панайот Фокиано организовали отряд, очень пестрый по своему национальному составу: болгары, влахи, молдаване, греки, сербы, албанцы. Всего около 275 человек. Помощь отряда в нескольких разведывательных операциях, при переправе через Дунай русских войск в районе Силистры и самое участие в сражении с турецким гарнизоном были столь существенны, что первоначальное недоумение и даже возмущение главнокомандующего русской армией фельдмаршала графа П.Х. Витгенштейна от донесений генерала Л. Рота о болгарском отряде сменилось вопреки инструкциям на позволение остаться болгарам при русском войске. Фельдмаршал Витгенштейн просил генерала Рота представить свои соображения на предмет создания болгарского ополчения. Впоследствии отряд разделился на два: под командованием Панайота Фокиано состояли главным образом конные воины, которые вместе с казаками охраняли левый берег Дуная от вторжений турок. Отряд Мамарчева действовал на Дунае. За храбрость Панайот Фокиано был награжден орденом Св. Владимира 4 степени с лентой, Георгий Мамарчев - орденом Св. Анны 3 степени. Стали создаваться и другие отряды. Всего в 1828 г. участвовало приблизительно 550 добровольцев.
Неудачи и трудности кампании 1828 г., болезни, которые сокращали численность русской армии действенней, чем сражения с турками, заставили русское командование составить новый операционный план и частично пересмотреть отношение к болгарским волонтерам. Полковник И.И. Липранди, стремясь использовать опыт Отечественной войны 1812 г., ратовал за создание из болгар партизанского корпуса. Впрочем, Липранди удалось лишь объединить под своим командованием часть уже возникших добровольческих отрядов. В дислокации 2 армии в октябре 1829 г. отмечены при Силистрии и Туртукае «партии сербов и волонтеров полковника Липранди», но не указана их численность. Больше других отрядов волонтеров при русской армии на правом берегу Дуная не обозначено, хотя по Малой Валахии четко даны расположение и количество батальонов пандуров, пеших волонтеров капитана Алекса, конных волонтеров, составивших 7 батальонов, численностью в 2750 человек.
Значительный размах национально-освободительное движение приобрело в Южной Болгарии, в районе Созополя, после его захвата в феврале 1829 г. русским десантом. Адмирал А.С. Грейг перевел главные силы из Варны к Созополю, где сосредоточилась эскадра контр-адмирала Кумани в составе 4 линейных кораблей, 2 фрегатов, 2 бригов и 3 канонерских лодок. В городе возник вооруженный отряд - Созопольская болгарская дружина, к маю месяцу насчитывавший более 100 человек. Русское командование попыталось было координировать действия дружины, назначив ее командиром русского офицера подпоручика Екатерининского пехотного полка Ревельо-ти. Но уже в июне 1829 г. пришлось отозвать русского офицера, который, по словам болгар, сковывал их инициативу. Небольшие отряды появились в Месемврии, Анхиало. В стране в это время действовали десятки вооруженных отрядов, которые возникали по ходу движения русских войск по территории Болгарии и выполняли всевозможные функции: совместные с русской армией военные действия, охрана ее тыла и флангов, разведка, самооборона населения, доставка продовольствия для Дунайской армии, ремонт дорог, земляные работы и др.
Русско-турецкая война 1828-1829 гг. велась в сложной международной обстановке. Военные демарши Австрии и угрозы Англии заставили русское командование отказаться от заранее создаваемых формирований болгарских добровольцев, но обстоятельства войны внесли свои коррективы. В боях с турецкой армией на различных участках обширного театра военных действий сражались вместе с русскими войсками и болгарские добровольцы, и вооруженные болгарские отряды. В ходе войны была выражена надежда получить для Болгарии автономию, что было весомо высказано в «Меморандуме русскому царю от имени болгарского народа», который вручил Александр Некович русскому командованию для пересылки в Петербург. Но этот вопрос не был отражен в Адрианопольском мирном договоре 1829 г. С уходом русской армии из Болгарии несколько десятков тысяч болгар Северо-восточной Болгарии (в первую очередь из Добруджи) поспешили эмигрировать в Россию и Дунайские княжества, что определенно свидетельствовало о размахе активного сочувствия русской армии.