Московское ополчение 1941 годБольшую помощь защитникам столицы в 1941 году оказали трудящиеся Москвы, которые сделали все для победы над врагом и за короткий срок превратили столицу в военный лагерь, неприступный бастион, мощный арсенал фронта. Главная задача состояла в том, чтобы помочь русской армии и преградить путь к столице наземным силам врага. Успешное разрешение этой задачи зависело не только от военного мастерства и мужества советских воинов, но и от наличия необходимых оборонительных сооружений на подступах к городу. По зову Московской партийной организации тысячи москвичей отправились на строительство оборонительных рубежей. Работы велись в любую погоду, под ударами авиации и артиллерийско-минометным обстрелом врага. Люди трудились круглые сутки.


Армия жителей Москвы, участвовавших в строительстве оборонительных рубежей на подступах к столице, насчитывала 500 тыс. человек, из них три   четверти  женщин. Значительный вклад в подготовку столицы к обороне внесли московские юноши и девушки, более 200 тысяч которых было занято на оборонительных работах. В результате общих усилий трудящихся столицы и Московской области, резервных частей Советской Армии, частей Московского ополчения, а также трудящихся других городов и областей на дальних подступах к столице были созданы Ржевско-Вяземский оборонительный рубеж и Можайская линия обороны.
Строились оборонительные рубежи и на ближних подступах к Москве. Особенно много сил вложили москвичи в строительство Подольской и Кунцевской линий обороны. В их создании участвовало более 250 тыс. жителей Москвы и Московской области. Кроме того, москвичи создали оборонительную линию вдоль северных и восточных окраин столицы, наиболее важные узлы сопротивления которых располагались в районе Химкинского и Клязьминского водохранилищ, Люберец и Царицынских прудов.
На Подольской и Кунцевской линиях обороны руками москвичей было построено 3826 артиллерийских и 3755 пулеметных дотов и дзотов, вырыт 361 км противотанковых рвов,   сделаны  336 км эскарпов и контрэскарпов, 105 км надолб, 611 км проволочных заграждений.


Оборонительные рубежи создавались не только на подступах к Москве, но и в самом городе. Он был разделен на два боевых сектора — северный и южный. Каждый из них имел три кольца обороны: первый — вдоль Окружной дороги, второй — по Садовому кольцу, третий— по Бульварному кольцу. За короткий срок город покрылся густой сетью огневых точек, противотанковых препятствий, баррикад и других оборонительных сооружений. Протяженность противотанковых препятствий, возведенных в городе, достигла 113 км, а противопехотных — 46 км. В городе было оборудовано 1400 огневых точек. На наиболее важных направлениях установлено 24 тыс. металлических противотанковых ежей.


В общей сложности на оборонительных рубежах, прикрывавших Москву, трудящиеся столицы и области вырыли 676 км противотанковых рвов, 445 км эскарпов и контрэскарпов, сделали 380 км противотанковых надолб, построили более 30 тыс. огневых точек, в том числе дотов и дзотов всех видов, и установили свыше 1300 км проволочных заграждений. В лесах Подмосковья было устроено 1528 км лесных завалов. Москва была превращена в военную крепость.
Жители Москвы и области, создавая оборонительные сооружения, проявляли подлинный героизм. Большинство выполняли по две и три дневные нормы. Много труда и мастерства вложили в это общенародное дело рабочие и работницы 2-го Московского подшипникового завода, насосного завода имени М. И. Калинина, Кожкомбината, Автокузовного завода, первого отделения Киевской железной дороги, сотрудники больницы имени В. Г. Короленко.
Чем могли помогали фронту  студенты Тимирязевской сельскохозяйственной академии, Института механизации и электрификации сельского хозяйства и многих других предприятий, учреждений и вузов столицы.
Стремясь как можно эффективнее помочь Советской Армии, москвичи, руководимые Московской партийной организацией, развернули огромную работу по формированию народного ополчения. Чтобы защитить страну, столицу, свой дом и родную семью, на бой с врагом поднялись рабочие и служащие, ученые и студенты, мужчины и женщины, юноши и девушки. Москва неутомимо собирала силы, чтобы отразить нашествие гитлеровских варваров. Оставляя любимую работу, люди шли на сборные пункты военкоматов, чтобы заявить о своей готовности добровольно отправиться на фронт. Зто замечательное патриотическое движение молниеносно охватило весь город.
Настроения и чувства москвичей, вступавших в ряды народного ополчения, ярко выразили в своей клятве рабочие и служащие Московского тормозного завода: «Вставая в ряды ополчения, мы клянемся стойко и самоотверженно сражаться до окончательного разгрома врага. Клянемся не щадить сил своих и жизни для достижения цели. Клянемся не сложить оружия до тех пор, пока хотя бы один интервент будет топтать политую нашим трудовым потом советскую землю».
Под знамена народного ополчения вставали лучшие люди   столицы. Одним   из первых в него вступил, например, мастер завода «Пролетарский труд» А. Фомин, у которого уже сражались на фронте два сына и три брата. В народное ополчение записались старый партизан М. Казаков, чьи три сына сражались на фронте, рабочие 1-й ситценабивной фабрики— отец, два сына и дочь Болотины, старый коммунист Г. Мигай, сражавшийся в годы гражданской войны против немецких оккупантов в Белоруссии, и многие другие. Поток добровольцев был настолько велик, что уже на пятый день с момента начала записи в народное ополчение от трудящихся Москвы поступило 168 470 заявлений с просьбой направить их на фронт.
По решению Московского комитета партии в Москве было создано 12 дивизий народного ополчения. Они формировались в Ленинском, Сталинском, Куйбышевском, Фрунзенском, Дзержинском, Бауманском, Краснопресненском, Кировском, Ростокинском, Москворецком, Ленинградском, Киевском районах столицы. Значительное пополнение в дивизии народного ополчения Москвы дали Ленинский, Коммунистический, Кировский, Красногорский, Подольский и другие районы Московской области. Всего дивизии народного ополчения насчитывали около 120 тыс. человек. Это был серьезный резерв советских войск, героически оборонявшихся на западном стратегическом направлении.
Огромную работу по формированию дивизий народного ополчения, боевой и политической подготовке их личного состава  провели  штаб  Московского  военного округа, военные отделы Московского комитета партии и райкомов партии, а также военные академии, находившиеся в то время в Москве. Наиболее энергичное участие в формировании дивизий народного ополчения и   укомплектовании   их командными кадрами   приняла   Военная академия имени М. В.   Фрунзе,   которая уже 2 июля 1941 года   направила в   их ряды на должности    командиров  и начальников  штабов   дивизий,   командиров полков и начальников штабов полков 36 своих лучших профессоров, преподавателей, а также большое количество слушателей. Среди них были генералы Н. Пронин, Б. Бобров, В. Вашкевич, Н. Дреер, полковники Г. Первенцев, В. Вепрэ,    Ф. Шмелев, А. Шундеев, А. Семенов и другие.
ополчения пришлось преодолеть большие трудности. Одной из них был чрезвычайно разнообразный профессиональный и возрастной состав пополнения. Некоторые дивизии состояли, например, преимущественно из рабочих, другие — из представителей советской интеллигенции. В одних дивизиях были люди молодые, в других — главным образом пожилые. Все это крайне затрудняло комплектование боевых подразделений и частей народного ополчения. Серьезные трудности встретились и в решении проблемы обеспечения обмундированием, снаряжением, транспортом, вооружением. Военное ведомство не смогло сразу принять дивизии народного ополчения на все виды довольствия, и этим пришлось заниматься партийным и советским организациям. Они изыскивали все необходимое дли своей дивизии на местах. Так, например, Бауманский район выделил для своей дивизии 26 легковых и 44 грузовых автомобиля, 15 мотоциклов, 50 походных кухонь, 800 шинелей, 2000 пар сапог и ботинок. Подобным же образом на первых порах снабжались и другие дивизии народного ополчения. Конечно, этого было недостаточно, чтобы удовлетворить возникшие потребности. Но и то, что выделялось районами,, способствовало ускорению их комплектования.
Тогда же, в июле 1941 года, была проведена большая  работа по формированию истребительных батальонов. Буквально за несколько дней под руководством Московской партийной организации   для обеспечения безопасности    столицы было создано 25  истребительных  батальонов, в которые добровольно вступило 18 тыс. москвичей.   Позже, в октябре   1941 года, по призыву Московской партийной организации было создано 25 коммунистических батальонов, которые   имели в своем составе около 10 тыс. человек. На базе   истребительных и коммунистических   батальонов были   сформированы 3-я Московская   коммунистическая дивизия,   4-я и 5-я Московские   стрелковые дивизии, а за счет очередного призыва в армию была укомплектована 2-я Московская стрелковая дивизия. Таким образом, москвичи дали фронту дополнительно четыре дивизии,   насчитывавшие свыше 43 тыс. бойцов и командиров.
Сражаясь за Родину, ополченцы столицы проявили себя мужественными воинами. Так, в районе Вязьмы, взаимодействуя с другими частями Западного фронта, отважно дрались бойцы и командиры 1-й дивизии народного ополчения. Многие воины этой дивизии пали в неравном бою, но свой долг выполнили с честью. Бесстрашно дрался с врагом ополченец дивизии И. И. Резниченко. Когда началась Великая Отечественная война, за его плечами уже был богатый опыт защиты Родины. В годы первой русской революции Ивану Ивановичу довелось сражаться на баррикадах Красной Пресни, а затем, в гражданскую войну, он воевал в партизанских отрядах Сибири. Теперь, несмотря на то что ему уж перевалило за седьмой десяток, он вновь взял винтовку, чтобы бить врага. Вспоминая об участии в боях этого славного патриота, политрук роты связи дивизии Н. Шполянский пишет: «Колоритная, богатырская фигура Резниченко, его мужественное лицо, обрамленное большой седой бородой деда-мороза, задорно развевавшейся на ветру, невольно бросались всем в глаза. Глядя на старика, бодро шагавшего в рядах дивизии, казалось, что ожил и сошел с картины Васнецова один из древних русских богатырей».
{jcomments on}