Прусская кавалерияНовую эпоху в развитии европейской кавалерии открыло правление короля  Фридриха II Прусского, который получил власть в 1740 году. Молодой властитель набиравшего силу немецкого государства стал реформатором конницы. До Фридриха прусская кавалерия не пользовалась такой громкой славой. В коннице до 1740 года  полагалось блюсти чистоту формы, лошадей, выступать на параде слаженно и величаво. На обращение с палашами и саблями кирасирам и драгунам, гусарам в Пруссии большого внимания обращать не указывалось. И лошадей не обременяли долгими маршами. Подбирали для тяжелой  конницы медлительных и неповоротливых коней, как повелось с 17-го века, с рыцарских времен. Такая кавалерия была мало пригодна для стремительного преследования отступавшего неприятеля, она никуда не могла успеть.


Потому молодой король решил поменять всю систему обучения всадников для армии. Правилами  Фридриха в основном пользовались вплоть до начала 20-го века во всех армиях мира, а не только Европы.
В годы первой мировой войны тактика конница стала иной, а потом крупные конные части навсегда исчезли из состава армий.
Что же это были за правила? Фридрих Прусский  приказал завести в полках опытных берейторов и форейторов, учителей конной езды. В частях строили манежи, где занимались в любую погоду под крышей, обращая внимание на крепость посадки солдата в седле. К обучению стрельбе из карабина не приступали, пока солдат не научится ездить верхом.
Больше двух дней коня для кирасира, драгуна, гусара не содержали в конюшенных стойлах, коней постоянно выводили на воздух, на пробег, тренировали их выносливость. Для  начала 18-го столетия такое правило оказалось новшеством. 


КавалерияПосле уверенного владения конем одиночного солдата кавалеристов учили ездить в сомкнутом строю. Сначала в составе отделения, группы, потом в развернутом строю взводов и эскадронов.

Прусская кавалерия выстраивалась шеренгами, причем между эскадронами полагалось иметь не менее 10 шагов дистанции. Кавалерия мчалась в битву линиями. Сначала тяжелые латники -- кирасиры, за ними -- драгуны -- средняя конница. В третьей линии легкая кавалерия -- гусары. Начиналась атака с выдвижения эскадронов шагом, который постепенно сменялся рысью. За 200 шагов до объекта атаки конница шла галопом, всадники размахивали палашами, врубаясь в пехоту или конницу противника. 


Гусарские эскадроны выполняли сложные перестроения, могли двигаться уступом, наскакивая на фланги атакуемого врага. Фридрих настаивал на охвате флангов врагов, а также на том, чтобы его конница применяла при атаке самые высокие скорости. не затрачивая время на пустую пальбу из пистолетов.
Австрийские войска очень скоро поняли, что значит на практике прусская система. Пруссаки били австриских кирасир и драгун в сражениях у Совы в сентябре 1745 г., под городом Гехенфридбергом  летом того же 1745-го. Раньше конница шла в атаку медленным аллюром и палила из карабинов или пистолетов. В первой же схватке австрийские солдаты ожидали этого и от пруссаков, но получили сокрушительный удар холодным оружием. В ряды боевого порядка австрийцев врубилась стена кавалеристов, ощетиненная палашами.
Сомкнутый строй сменился рассыпным, когда надо было преследовать бегущих австрийцев.
Однако не надо забывать, что возрождение конницы было связано с боевыми операциями прусской армии, обучение и действия которой находились в строгом соответствии с правилами линейной тактики, которая порой делал очень трудным маневрирование пехоты в бою. По канонам линейной тактики действовали и ее противники. Для малоповоротливых пехотных линий подвижная и раскрепощенная конница пруссаков была очень опасной.
Сообщения об успехах прусских кавалеристов дошли и до России. Эти новости заставили администрацию поторопиться с преобразованиями в кавалерии, состояние которой продолжало оставаться неудовлетворительным. Реформы затронули все стороны жизни тогдашней русской конницы: ее, так сказать, «материальную часть», то есть конский состав, боевую подготовку, принципы организации.
Усиление прусской конницы в России приняли как вызов. Стали больше внимания обращать на кормление коней, на их подготовку. Русское правительство и военное управление больше денег выделило на покупку сена, соломы, овса.
Фураж стали выдавать не 6 месяцев в году, как раньше, а круглый  год, кроме  6-ти недель, когда кони паслись на лугах. Дневной рацион составляло примерно 4 килограмма овса и 6 килограммов сена, что стоило полтора рубля в месяц.
В войска стали приобретать более дорогих и более упитанных лошадей.  Эти меры, конечно, должны были сразу улучшить качество лошадиного поголовья в кавалерийских полках: привести к списанию дряхлого конского состава и пополнить ряды более сильными и здоровыми лошадьми.
   Для повышения боевой подготовки кавалеристов большую роль сыграл новый устав, названный «Экзерциция и учреждение строев всяких церемониалов регулярной кавалерии» и принятый в 1755 году. Впервые на страницах этого устава цель конниц в бою * определялась так: «Всякое действие и сила кавалерии, которая с авантажем и с победою неприятеля чинима бывает, состоит в храбрости людей, в добром употреблении палашей, в крепком смыкании и в жестоком ударе через сильную скачку». В этих словах обобщен опыт прусской конницы, полученный ею в сражениях с австрийцами, правила, введенные королем Фридрихом Прусским.
Согласно уставу, построение кавалерии осталось прежним, трехшереножным, причем шеренга от шеренги стояла в 3 шагах, всадники одной шеренги должны были чувствовать коленом колено соседа. Строй применялся трех видов: развернутый, рассыпной и колонны. Развернутый строй предназначался для боя и атаки.
Рассыпной — для осмотра местности и преследования разбитого противника. Колонны — для походного движения.
Главную часть полкового учения составляло производство атак. Конница обучалась атакам трех видов: обыкновенной (сомкнутой, «колено о колено»), второй и рассыпной. Обыкновенную атаку начинали с малой рыси, потом переходиля на прибавленный темп движения, затем — на полный  галоп. Когда до противника оставалось всего 200 метров, полк по команде «Ступай-ступай!» бросался в карьер. После совершения атаки по команде «Стой-равняйся!» всадники сходились вместе, выстраивались и вновь скакали в атаку, чтобы, как говорилось в уставе, «не допустить неприятеля по разбитии через первую атаку, разбегающиеся кучи людей своих собирать и фронт ставить».
Второй атакой назывался прием для приучения лошадей к стрельбе. Рассыпная атака существовала для преследования. В полку для этого разрешалось выделять только один эскадрон. Он выезжал вперед, рассыпался и производил стрельбу из пистолетов. Во всех других случаях стрельба с коня запрещалась.
В уставе рассматривались и некоторые детали. В частности, повороты и заезды, которые делались по твердой оси. То есть, например, при повороте эскадрона направо правофланговые осаживали коней, а левофланговые заезжали. Офицеры, разъезжая вдоль фронта, следили за тем, чтобы при повороте сохранялась сомкнутость строя во всех трех шеренгах и равнение.
Устав также требовал каждый день проводить занятия верховой ездой и регулярно устраивать полевые проездки, учить унтер-офицеров и солдат рубить на скаку «болваны и чучела».
В общем, устав был полезной для русских кавалеристов книгой, но, к сожалению, очень поздно, уже прямо перед войной, поступил в войска, и начать там обучение по нему не успели.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить