Тактика ведения боя на пистолетахВнедрение в практику использования кавалерии на полях сражений Тридцатилетней войны, увеличение численности рейтар, драгун повлекли за собой и перемены в тактике действий  вооруженных всадников. Конница не только бросалась на врага с палашами и саблями, но и вела по шеренгам противника мощный и непрерывный залповый огонь из стрелкового оружия. Позволяла увеличивать интенсивность огня тактика караколирования. Этот прием был очень популярен среди кавалеристов 17-го века. Исполнялся тактический прием последовательно и аккуратно, конница при этом должна была быть хорошо вымуштрована. 

 

По приказу ротмистров кавалеристы подразделения строили колонну в шесть рядов, располагая при этом от шести до двадцати всадниками по фронту. Затем эта неповоротливая колонна шагом продвигалась в сторону шеренг противника. Когда расстояние составляло до врага примерно  25 — 30 метров, рейтары или драгуны давали залп. Правда, в том, как именно это делать, наставления расходились.

Одни рекомендовали стрелять шеренгами, другие — всей массой, что создавало опасность ранения или гибели некоторых из атакующих, находившихся впереди. Кто-то предлагал стрелять прямо по ходу движения по очереди из одной, а затем второй пистоли или же из двух сразу, другие советовали сначала развернуть коня направо и выстрелить из левой пистоли, затем, развернув коня налево, выстрелить из правой.

Произведя выстрелы, кавалеристы отходили для перезаряжания оружия — процесс, как мы легко можем представить себе, довольно непростой. Конечно же, существовало несколько мнений и концепций относительно того, как выполнить маневр наилучшим образом. Одни практики военного  дела настаивали на необходимости осуществления поворота целой шеренгой, другие советовали повернуть и двигаться друг за другом поперек фронта и далее о конец колонны, третьи утверждали, что наиболее оптимальным способом является контрмарш по колоннам.

Мы не располагаем достаточными сведениями, чтобы с уверенностью утверждать, какой именно из подходов применялся чаще, однако есть свидетельства, что при стрельбе enmasse, или массой, задние ряды частенько просто палили в воздух!
При выполнении маневров караколи движения кавалерии отличались неповоротливостью. Она редко двигалась быстрее, чем рысью, при этом главной проблемой становилось то, что, даже производя выстрелы, всадники не наносили противнику существенного ущерба.

Кавалерийские сшибки  стали протекать неспешно и с оглушительным грохотом. И. хотя теоретически конница обладала способностью рассеять части противника, на самом деле достигнуть цели удавалось, только если кавалерия действовала численно превосходящими силами.
Однако даже при наличии численного преимущества коннице бывало трудно одолеть сплоченных пехотинцев. Аркебузы и мушкеты обладали большей дальнобойностью, чем пистоли, стреляли более тяжелыми пулями и мощными зарядами, к тому же пешие солдаты могли обеспечить большую плотность огня. В таких условиях кавалеристы не имели особенно верных шансов на победу, несмотря на то что они перезаряжали оружие в сравнительно безопасном месте. Немецкие рейтары предпочитали колесцовые пистолеты, как самые практичные. 
Попытки превратить кавалерию в средство ведения огневого боя привели ее в состояние тактической бесполезности. Несмотря на выдающиеся успехи тяжеловооруженных всадников С пиками при Моке в 1574 г, и Жамблу в 1578 г., позднее большинство кавалеристов вооружались пистолями, а копья начали постепенно выходить из употребления. Голландцы официально отказались от них в 1587 г.

Длинные колющие кавалерийские мечи также совершенно исчезли из обихода, и кавалеристы в рукопашных схватках стали использовать более короткие клинки и даже рукояти пистолей, В стремлении повысить эффективность огня навыкам рукопашного боя уделялось все меньше внимания как со стороны командиров, так и отдельных кавалеристов.

Даже если в формации противника удавалось пробить брешь огнем, далеко не все атакующие части демонстрировали способность развить успех, продолжив бой врукопашную, а тяжеловооруженные всадники с пиками вообще больше годились дли парадов, чем для кровавой работы на поле битвы.

Искусство верховой езды пришло в упадок. Вооруженная пистолями кавалерия получила такое широкое распространение, что заняла даже довольно заметное место в польской армии, заслуженно гордившейся традициями лихих ударных кавалерийских атак. 

{jcomments on}