Немецкая подводная лодкаУничтожать советские корабли, полярные станции и базы снабжения Северного флота. Такие задачи ставилось германским командованием к 1942 году в северных широтах. В августе 1942 года бросок  к проливу Вилькицкого немецкого тяжелого крейсера «Адмирал Шеер» завершился полным провалом. После  этого немецкие адмиралы запретили своим надводным рейдерам патрулировать северные воды. А контроль за акваторией был передан немецкому подводному флоту и авиации. Спецотряд люфтваффе  охотился за одиночными советскими транспортами и за конвоями.

В августе 1942 года немцы переходят к созданию первых опорных пунктов для своих подлодок на берегах Карского моря.  Экипаж немецкой U-255 создает на мысе Константина спецпункт для заправки гидросамолетов, разведывая  у пролива Вилькицкого местность. При этом рейде подлодка потопила советский  гидрографический бот «Академик Шокальский».
В конце августа эта субмарина Германии была потоплена лодкой С-101  капитан-лейтенанта Трофимова, который выпустил по цели три торпеды.
Германские подводные лодки, как установили моряки Северного флота,  появлялись и в заливах Наталии, Ледяная гавань, у мыса Спорый Наволок.  На мысу немцы соорудили секретный опорный пункт для своего подводного флота, который оказался не единственным в этих широтах. Базы подводных лодок  немцами организовывались методично и с размахом.

До нападения нацистской Германии на СССР разведчики гитлеровского ВМФ наблюдали за  восточной частью Баренцева моря с помощью  радиопеленгаторной  станции в  норвежском Киркенесе. Все Карское море оставалось вне радиуса действия немецких средств  слежения. Потому уже через год на острове Земля Александры (в западной  части Земли Франца-Иосифа) была создана 24-я база пеленгаторной службы флота Германии.
На этом острове у подводников Деница были сносные условия: казармы, пищеблоки, склады топлива и вооружений. На базе могли проживать до 200 моряков. Хорошие условия были созданы для срочного ремонта подлодок.

 

Фюрер и немецкие подводники

Фюрер награждает немецких подводников


Правда, для атак на Северном морском пути субмаринам приходилось совершать достаточно продолжительные путешествия. Деницу требовались посты и базы подводных лодок  на Новой Земле. Причем желательно на одном из ее северных островов. Интересно, что немцы могли прослушивать сообщения советских полярников. Те полагали, что находятся в глубоком советском тылу и могут не прибегать к шифрам. Капитаны транспортов СССР не соблюдали режима секретности к западу от меридиана 85 градусов.

 Летом 1943 года немцы стали все чаще выходить на пути советского морского флота, чтобы топить конвои и отдельные суда.  На исходе дня 13 августа 1943 года немецкая субмарина отметилась  в эфире у Белушьей губы. Утром 28 августа эта подлодка противника провела переговоры с неизвестной радиостанцией поблизости  от мыса Крашенинникова (60 миль от Выходного).
Дополнительный опорный пункт немцы организовали в заливе Благополучия. Здесь располагался радиопеленгаторный пост с запасами топлива и продовольствия. Известно, что на Новой Земле еще в первую мировую войну подводники кайзера пытались создать базы, хранилища мин и торпед.
 
У берегов Новой Земли систематически курсировали корабли-снабженцы  «Кернтерн» и  «Пелагос», которые имели на борту емкости для дизельного топлива, пресной воды и продуктов. Они также были оборудованы специальными подъемниками для проведения погрузочных работ в открытом море.
  К 1943 году  моряки Северного флота все чаще обнаруживают  радиоактивность немцев в северных широтах. Несмотря на большое количество береговых постов наблюдения и связи в западном секторе советской Арктики и на берегах Кольского полуострова (с 1941 по 1944 годы открыто 115 штатных и более 450 нештатных постов), обеспеченность наблюдения была удовлетворительной лишь близ главной базы Северного флота и в горле Белого моря. Чем дальше на восток – тем дела обстояли хуже.
У шхер Минина и на острове Подкова немцы располагали  тыловой базой  (подобной «Базис Норд» в Большой Западной Лице) и пакгаузами  для хранения консервов.  Складировалось   немецкое продовольствие  и в других частях  полуострова Таймыр.

Подобный выбор немцы сделали сознательно. После похода по Севморпути крейсера «Комет» немцы предполагали, что между Пясинским заливом и полуостровом Михайлова имеюттся громадные залежи плавника. Подводники фюрера в юго-восточной части Карского моря действовали уверенно. Так, в сентябре 1943 года у острова Нансена (архипелаг Норденшельда) корабли охранения полярного конвоя БА-13 (СКР-19 «Дежнев» и ТЩ-40) прямо во время выгрузки артбатареи на остров обнаружили всплывающую из-под воды германскую субмарину. Когда ее командир заметил, что у острова ПЛ не одна, то в надводном положении он увел лодку за остров Нансена. Преследовать «немку» советские моряки не стали.

Не забывали немецкие подводники и берег Харитона Лаптева. К примеру, в заливе Волчий (архипелаг Норденшельда) в 1946–1947 годах на одном из островков полярники обнаружили большое немецкое продовольственное депо и склад осветительных ракет (это место посещала U-354 под командованием капитан-лейтенанта Хербшлеба).  

Тайные базы подводных лодок кригсмарине в северных широтах давали подводному флоту Гитлера прочную  основу для  маневренных действий субмарин, авиации. Однако полностью парализовать движение морских судов на северных путях ВМФ Третьего рейха так и не смогли.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить