Новости

Боевой опыт

Военная история

Вооружения

Армии мира

Матросы русского флотаСо второй половины 1850-х гг. в военно-морском флоте Российской империи распространяется обучение матросов грамоте, первоначально предпринятое по инициативе отдельных офицеров, а затем получившее поддержку руководства морского ведомства. Большое внимание во второй половине 1850-х - начале 1860-х гг. уделяло обучению грамоте командование Гвардейского флотского экипажа.

Об этом рассказывает, в частности, отчет командира Гвардейского экипажа контр-адмирала Н. А. Аркаса за 1860 г. Нижние чины экипажа обучались грамоте в своих ротах по усмотрению ротных командиров в особо назначенные для этого дни. Занятия эти с каждым отделением роты возложены были на субалтерн-офицеров, состоявших в ротах, а в связи с недостатком их и на штурманских офицеров, причисленных к экипажу. Результаты экзаменов, проведенных в ноябре 1860 г. специальной комиссией во главе с капитан- лейтенантом Небольсиным, показали значительные успехи, сделанные матросами в изучении грамоты. В награду за прилежание и успехи по окончании испытания матросам были розданы в подарок книги для чтения: умеющим читать, писать и считать по три, умеющим читать и писать по две, и умеющим читать по одной, с надписью «за прилежание и усердие».
Обучение грамоте получило широкое распространение на судах, находившихся в дальних плаваниях. Многие командиры военных судов отмечали в своих рапортах интерес команд к этим занятиям и успехи, сделанные нижними чинами. Так, командир клипера «Разбойник» капитан-лейтенант Ратьков указал в одном из рапортов: «Команда учится грамоте; многие читают и иные очень порядочно.
Мы имеем порядочный запас книг для первоначального чтения». Командир клипера «Абрек» капитан-лейтенант Пилкин в рапорте из Рио-де-Жанейро от 1 февраля 1861 г. обратил внимание на то, что офицеры клипера, помимо обучения матросов грамоте, взяли на себя труд «доступными понятию матроса рассказами знакомить их с некоторыми явлениями природы, встречающимися в океане».
Несколько подробнее остановился на процессе обучения матросов грамоте и его результатах командир корвета «Калевала» капитан- лейтенант Давыдов: «Каждому человеку была дана азбука, по которой учились грамоте при помощи отделенных офицеров и гардемарин. В тропиках на это определялось время от обеда до 4 часов по полудни. Все матросы более или менее сделали успехи; нашлись даже такие, которые не знали азбуки, выходя из Бреста, а теперь читают без складов».
Имеются сведения и о конкретных офицерах, проявивших энтузиазм в деле обучения матросов грамоте. Например, согласно отзыву командира корабля «Ретвизан» о гардемарине К. Н. Матюшкине, последний «... в продолжении компании, учившись, учил и других, а именно матрос - чтению, а кантонистов - географии и этим принес особенную пользу; результаты были изумительны: он выучил многих, составив разные записки, примененные к понятиям своих учеников».
Об    увлечении Матюшкина обучением матросов упомянул спустя несколько лет в воспоминаниях один из офицеров русского флота. «Одна особенность на корабле обращала на себя внимание, - это желание провести в массу команды грамотность и вообще образование», - писал этот автор. «С этою целью, на юте корабля, общими трудами юнкеров и воспитанников, была начерчена и раскрашена большая меркаторская карта всей Европы, которая представляла путь корабля. Кому принадлежит инициатива этого - я право не знаю, главными же деятелями в труде обучения матросов грамоте были: гардемарин М. и юнкер С.».
Положительное влияние обучения грамоте на поведение матросов в плаваниях отметил одни из авторов «Морского сборника» за 1861 г.: «Кто следил за матросами в продолжение годичной компании, тот не мог не заметить, с каким увлечением грамотный матрос подробно расспрашивает о каждой проходимой им местности, о каждом посещенном порте; съехав на берег, он с полным вниманием осматривает все замечательное; возвратясь на корабль, с гордостью рассказывает товарищам о всем им виденном; некоторые даже ведут подробный журнал; эти люди в море работают с полною энергиею, чтобы тем заслужить право съездить лишний раз на берег; а в свободное время занимаются чтением. Между тем, безграмотный, съехав на берег, ничем не интересуется, напивается пьяным и бушует».
В тесной связи с проблемой обучения матросов грамоте находится и вопрос о создании библиотек для нижних чинов, которые начинают возникать в конце 1850-х - начале 1860-х гг. Аргументируя необходимость организации таких библиотек, один из авторов «Морского сборника» писал: «... в настоящее время большая часть грамотных матросов не имеет никаких средств приобрести книги, соответствующие их понятиям, но с необыкновенным рвением и охотою читают и, за неимением других книг, перечитывают по нескольку раз такие, которые хотя и забавляют, но дают совершенно ложное понятие о многом. Именно эти книги суть народные сказки, единственно доступные матросам по своей дешевизне, а большая часть этих читателей, не понимая значения «сказки», вполне верит печатному, что весьма часто замечалось гг. офицерами при разговорах с матросами, и трудно их, а других даже невозможно, разуверить, что не существует ведьм, оборотней, русалок и домовых, о которых преимущественно говорится в этих сказках»8.
Осенью 1859 г. уже упоминавшийся Матюшкин вместе с двумя офицерами пожертвовали по 5 руб. серебром для покупки книг, которые можно было бы давать читать матросам. Затем в приобретении книг для матросов приняли участие и другие офицеры флотских экипажей, находившихся в Петербурге. Они давали книги матросам, читали им книги и «кое-что объясняли для развития матросских способностей». Деятельность эта получила развитие. В конце ноября 1859 г. заведующий флотскими экипажами в Петербурге получил разрешение на создание матросской библиотеки в здании Крюковских казарм «с целью открыть возможность грамотным матросам в свободное от службы время, в виде развлечения, заниматься чтением; при чем гг. офицеры, не занятые должностью, могли бы читать матросам разные рассказы о предметах, доступных понятиям нижних чинов и вместе с тем способствующих их развитию».
Библиотека была создана на средства, добровольно пожертвованные офицерами шести флотских экипажей, помещавшихся в Крюковских казармах, а также другими служащими морского ведомства. В дальнейшем на содержание библиотеки стали отпускаться и средства из сумм Морского министерства. За период до 1 июля 1861 г. на устройство библиотеки было израсходовано 450 рублей (300 рублей пожертвовано офицерами, 150 рублей отпущено из сумм Морского министерства). В соответствии с решением Адмиралтейств-Совета от 6 сентября 1861 г. было разрешено выдать единовременно на устройство библиотеки и школы при ней еще 150 рублей и затем отпускать такую же сумму ежегодно на их ремонт и улучшение. К 1 июля 1861 г. в библиотеке насчитывалось 995 переплетенных книг и брошюр и 315 непереплетенных брошюр (всего 1442 экземпляра четырехсот пятидесяти сочинений).
Основную часть находившейся в библиотеке литературы составляли книги духовного содержания, учебные книги и пособия, биографические произведения, описания кораблекрушений и морских сражений, художественные произведения (рассказы, повести, стихи, сказки) и журналы. Участие в комплектовании матросской библиотеки приняла Императорская публичная библиотека, приславшая 40 сочинений в 79 томах.
Первоначально для библиотеки не имелось особого помещения. Купленные книги рассылались прямо по экипажам для раздачи матросам. В феврале 1860 г. заведующий флотскими экипажами в Петербурге выделил для библиотеки помещение в здании Крюковских казарм.
Библиотека была размещена в обширной комнате, освещенной четырьмя большими окнами. Над входной дверью с парадной лестницы была помещена доска с названием «матросская библиотека». План Санкт-Петербурга, карты Балтийского моря, Западной Европы, Европейской России и Сибири украшали стены библиотеки и одновременно служили наглядными пособиями.
Каждому экипажу был назначен особый день, в который все желающие учиться грамоте могли поочередно посещать библиотеку, освобождаясь в тот день от исполнения служебных обязанностей и назначений на работу. Кроме субботы, библиотека была открыта по будням ежедневно с 9 часов утра до 7 часов вечера, то есть до вечерней переклички. Разрешено было также приходить после переклички, но с разрешения своих фельдфебелей. По воскресеньям матросы имели право приходить в библиотеку в течение всего дня, начиная с часу пополудни.
С ноября 1860 г. при библиотеке началась деятельность по обучению матросов грамоте и другим предметам. По этому случаю 1 ноября 1860 г. в Крюковских казармах состоялось молебствие, совершенное настоятелем собора Св. Спиридония в Главном Адмиралтействе протоиереем отцом Александром Дьяконовым.
В зимние месяцы 1860-1861 гг. в школе при матросской библиотеке обучалось до 300 человек, из которых 120 человек (учащиеся Гимнастической команды морского ведомства) в обязательном порядке, а остальные добровольно15.
С ноября 1860 г. по апрель 1861 г. в матросской библиотеке проходили вечерние занятия по различным предметам. Для матросов, желавших слушать лекции и беседы, были определены будничные дни недели, кроме субботы, с 5 часов, а по пятницам с 6 часов вечера. По понедельникам лейтенант Куницкий читал лекции «о земном шаре, солнце, луне и звездах». По вторникам протоиерей отец Александр знакомил матросов с содержанием Ветхого и Нового заветов. По средам он же объяснял православное богослужение, значение христианских праздников и рассказывал о житии святых. Четверг отводился лекциям лейтенанта Куницкого, рассказывавшего матросам о «различных частях земного шара, земле, воде и воздухе». По пятницам мичман Иванов читал нижним чинам рассказы из истории России. Проводились также занятия по арифметике и по обучению матросов обращению с компасом. Во время лекций и занятий книги матросам не выдавались.
В январе - феврале 1861 г. число слушателей лекций и занятий доходило иногда до 160 человек (при общей численности матросов, помещавшихся в Крюковских казармах, до 936 чел.)17.9 марта 1861 г. матросскую библиотеку и школу посетил великий князь Алексей Александрович.
Долгое время матросская библиотека и школа при ней действовали без какой-либо установленной регламентации. Лишь в ноябре 1863 г. по морскому ведомству были объявлены «правила для заведыва- ния библиотекой нижних чинов морских команд, в С. Петербурге расположенных».
Наряду с Петербургом, обучение нижних чинов грамоте началось в конце 50-х - начале 60-х годов и в других военных портах, в частности, в Ревеле и Архангельске. 31 марта 1861 г. командир Ревельского порта присутствовал при испытании матросов 4-го флотского экипажа в знании грамоты. Согласно результатам этого испытания, из зимовавших в Ревеле в 1858-1861 г. 870 матросов, не считая писарей и содержателей, выучилось читать и писать, а частью и четырем правилам арифметики 511 человек, из них 153 человека в течение зимовки 1860-1861 г. «Морской сборник» привел данные о процентном соотношении грамотных и неграмотных матросов 4-го флотского экипажа по национальным группам. Так, среди 606 человек русских матросов грамотных оказалось 408 человек (67 %), среди 50 поляков - 19 (38%), среди 214 уроженцев остзейских губерний - 84 (40 %).
В Архангельске в 1861 г. по распоряжению главного командира порта была образована матросская школа. 21 октября 1861 г. в ней начались занятия по обучению матросов грамоте и арифметике.
Большое внимание уделяла обучению грамоте администрация Военно-исправительной тюрьмы морского ведомства в Санкт- Петербурге, созданной в 1864 г. Вскоре после открытия тюрьмы один из авторов «Морского сборника» писал: «В числе разнообразных и многосторонних занятий, которые составляют принадлежность тюремной жизни, обращаем особенное внимание на занятия грамотою. Возможно большее распространение ее в массе, по нашему мнению, составляет одно из главных условий к успешному достижению той цели, к которой именно должно стремиться наше пенитенциарное заведение. Задача его - исправить человека нравственно».
Первоначально обучение заключенных грамоте проводилось только по воскресеньям и праздничным дням, причем продолжительность занятий достигала 5 часов подряд. Столь большая продолжительность занятий была признана нецелесообразной. Этот вывод нашел отражение в отчете ревизовавшего тюрьму в 1869 г. капитана 1 ранга П. Я. Шкота: «Преподавание грамотности не достигает почти никакого успеха, что можно отнести к неимению средств, которыми располагает тюрьма, а также и к дурному распределению времени и способу обучения».
Впоследствии регламент занятий изменился. С 1870 г. было разрешено обучать заключенных грамоте и арифметике помимо воскресных и праздничных дней еще два раза в неделю (по вторникам и пятницам) по 2 часа в день. Тюремная администрация отмечала положительное влияние этой меры на результаты обучения заключенных, многие из которых, при поступлении в тюрьму вовсе не знавшие грамоты, приобретали во время заключения умение свободно читать, писать и считать. Во время обучения грамоте заключенные делились на три группы. К первой были отнесены умевшие читать и писать, к второй - умеющие только читать, а к третьей - вовсе не знавшие грамоты. С 1870 г. на приобретение классных принадлежностей выделялось 50 рублей в год.
С момента создания петербургской Военно-исправительной тюрьмы в ней имелась библиотека, содержавшая «собрание книг нравственного и назидательного содержания, доступных пониманию заключенных». В 1890-е гг. тюрьма выписывала журнал «Чтение для солдат».
Морское ведомство предпринимало усилия для распространения и издания литературы, предназначенной для грамотных и обучающихся грамоте матросов. Например, в 1859 г. в команды флота были разосланы 6 тысяч экземпляров книги В. И. Даля «Матросские досуги», изданной вторым изданием по распоряжению великого князя Константина Николаевича. В 1866 г. Инспекторский департамент уведомил части и учреждения морского ведомства о возможности приобретения составленной коллежским советником Наваковским книги «Изборник для солдат», признанной могущей «служить занимательным и в некоторых отношениях полезным чтением для нижних чинов».
Одним из свидетельств растущего уровня грамотности нижних чинов флота можно считать матросские сочинения: путевые заметки матроса 9-го флотского экипажа И.Т. Лыкова и «повесть» матроса Т. Никитина, опубликованные в 1861 и 1862 годах в «Морском сборнике».
Материалы отчетов по морскому ведомству за вторую половину XIX в. показывают значительное увеличение процента грамотных матросов. Так, в 1865 г. из числа матросов, состоявших на службе, 26,7 % были грамотными, в 1870 г. - 29,9%, в 1875 г. - 46,4%, в 1879 г. - 47,8%. Деятельность морского ведомства по обучению матросов грамоте и вызванный этим рост числа грамотных нижних чинов улучшали качественное состояние личного состава русского флота.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить