Новости

Боевой опыт

Военная история

Вооружения

Армии мира

КрюгерДля своих штудий в рисовальной школе при Берлинской Академии художеств Франц Крюгер выбирал незатейливые сюжеты. Он писал жокеев, прекрасных арабских лошадей и кавалерийских солдат прусского короля, сцены охоты. Мир, полный романтики и движения, он запечатлевал с неизменным педантизмом и точностью. Его ранние работы поражали современников скрупулезной проработкой деталей.


 В присущей ему педантичной суховатой манере и был исполнен громадный холст «Парад в Берлине» -- настоящий военный театр. Торжественные ряды кирасир, толпа сановников прусской монархии, множество портретов самых известных чиновников и генералов, офицеров Пруссии. Король Фридрих Вильгельм  III был изображен во всем великолепии военного мундира, в сверкании орденов. Неудивительно, что проникнутая духом верноподданного экстаза, полотно было высочайше одобрено. В 1830 году картине Крюгера  «Парад в Берлине» суждено было стать сенсацией академической выставки столицы Пруссии. А на следующий год знаменитое полотно, о котором писали газеты  Берлина, Парижа, Петербурга, представили в Зимнем дворце императору Николаю I. Царь узнал себя во всаднике на энглизированном жеребце, в кирасирском колете Бранденбургского полка, гарцующим по берлинской Унтер ден Линден.
Франца Крюгера русская корона осыпала невиданными для обычного, пусть и талантливого, живописца милостями. Орден Владимира 4-й степени, солидный гонорар в золотых талерах за «Парад в Берлине» (на эти русские деньги Крюгером был куплен особняк в Берлине), избрание почетным членом Петербургской Императорской Академии художеств. Для Военной галереи 1812 года император Николай приобрел портрет Фридриха Вильгельма III.
Вскоре понадобилось заменить портрет императора Александра I Благословенного в галерее Зимнего Дворца.
У русского правительства не нашлось другой кандидатуры – только Крюгер. В 1832 году Франц Крогер пишет конный портрет Александра. Критика и главный почитатель манеры Крюгера царь Николай в восторге от этой работы. Ее превозносят до небес, подчеркивая превосходство  творения Крюгера над полотном британца Доу. Плодовитого Джорджа Доу не раз упрекали в неряшливости и в пренебрежении к деталям. Этих недостатков были лишены картины Крюгера. В июле 1832 года Крюгера удостоил своей аудиенцией царь Николай. Он пожелал, чтобы Франц Крюгер остался в России для работы над некоторыми сюжетами на несколько месяцев. Определенный царем срок затянулся для художника на несколько лет.
С бешеной скоростью и энергией Крюгер стал писать картины по заказу членов Императорской фамилии, аристократических фамилий. И самое главное – Крюгер создает монументальный портрет самого Николая Павловича. Это полотно было признано официальным. После него Крюгеру пришлось написать еще несколько повторений.
Бывало, как вспоминал потом Крюгер в одном из своих писем. Он в день писал по 2-3 портрета. Всего за весь период пребывания в России он написал 5000 портретов. Только после первого визита Крюгера в Петербург осталось 230 карандашных, акварельных и живописных портретов. По личному заказу царя были выполнены жанровые небольшие полотна, представлявшие солдат и офицеров Императорской Гвардии.
Модный художник не испытывал ни малейших проблем. Паспорт на выезд или въезд в Российскую империю высылались с фельдъегерем по малейшему запросу. Все формальности, связанные с пребыванием Крюгера в России, с пересечением им границы и таможенные процедуры решались лично министром русского двора.
Но обилие заказов от сановных почитателей, золотой ливень сыграли с творчеством Крюгера злую шутку. Он попал в замкнутое пространство. У Крюгера не было просто времени для свободного творчества, для осмысления мира. Он сам не заметил, как превратился в живописный автомат, который создавал продукцию, удовлетворявшую эстетические запросы военщины. Его заказчики – монархи России и Пруссии не были склонны к философии и тонкой эстетике. Мир представлялся Николаю Первому обширной казармой, где все четко регламентировано и предусмотрено высочайшим реестром. И творчество Крюгера было лишь инструментом, который фиксировал мелочи мундира и регламент дворцового этикета. Для страстей, исканий духа, поэзии и творческого горения в такой системе ценностей места не было. Зачем идеально ровному строю солдат, марширующему под барабан, мыслить?
Во время поездки  в Париж в 1846 году, Крюгер знакомится с Эженом Делакруа. Они беседуют об искусстве и роли художника в обществе. Не исключено, что Крюгер с грустью рассматривал работы пламенного Делакруа и сравнивал их со своими холодными работами. Иначе отчего после поездки во Францию на Крюгера наваливается чудовищная депрессия? Узнав о революции 1848 года, Крюгер не находит себе места. Он бежит из Берлина, даже ищет утешения в вине, охоте, путешествиях. Он возвращается в Петербург и много, слишком много работает. Вновь все же темы – портрет князя Волконского, портреты солдат Русской Гвардии, фаворитов Николая Первого. Его награждают орденом Анны, вновь осыпают золотом. Но милости царя душевного покоя не приносят, хотя художник живет на широкую ногу и много тратит. Не отказывая себе ни в чем.
В 1857 году, на шестидесятом году, Франц Крюгер неожиданно умирает. Он сгорает за три недели – на охоте простужается. Простуда и убивает мастера, которого одни называли «поэтом мушры», другие почитали  за узника золотой императорской клетки, а третьи чтили  как выдающегося портретиста пышной эпохи бидермейера.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить