Невская битваСоветские историки настойчиво пропагандировали свою концепцию шведской экспансии на Восток, в земли Великого Новгорода. Получалось, что знаменитая Невская битва, которая так прославила молодого князя Александра, была  расплатой шведов за их алчность. Получалось, что шведы  намеревались покорить Ладогу, а потом и удержаться на всей новгородской земле. Но для понимания реалий тех времен надо четко осознавать, а чем же было в 13 веке шведское королевство?  Могло ли оно  располагать войсками, способными  контролировать громадные пространства земель на востоке?  И  какое место в  Европе занимала тогда Новгородская республика?


По финансовой мощи новгородцы не имели себе равных на европейском Северо-Западе. Шведские духовные и светские феодалы погрязли во внутренних проблемах, распутывали сложные клубки взаимоотношений христиан и язычников, бились с северными племенами. На шведов постоянно наседали  ватаги новгородских молодцов, охочих до грабежа и  приключений. В союзе с  лесными племенами язычников новгородцы  нередко опустошали побережье Скандинавии. Вместе с корелой новгородские  дружины  в 1188 году предали огню столицу шведов Сигтуну, причем город так и не оправился после налета. Потом шведы построили в ином месте новый город, нарекли его Стокгольм.

Походы на шведские и финские земли совершались новгородцами  с жестокой  регулярностью с  1032 по 1227 год, почти каждые 10-ть лет. Так что  шведам явно было не до экспансии на восточные лесные массивы. Они скорее отбивались, чем нападали. К тому же с 1222 года в Швеции шла кровавая гражданская война, которая продлилась до 1248 года, когда ярл Биргер все-таки стал единственным властителем.
Миссия шведских воинов  в 1240 году в Ижорскую землю была вызвана не наступательной тактикой. Это была пограничная схватка, которая затем прославлена летописцами, средневековыми пиар-менеджерами, которые стремились возвеличить подвиги князя Александра Невского  скорее всего по  заказу его самого или же его наследников. Более того некоторые исследователи  вообще сомневаются в самом факте Невской битвы.
Скорее всего  шведам не было никакого дела до крепости на Ладоге, для  взятия которой требовалось большое войско. Битва за Ладогу оборачивалась нешуточной войной, а у шведов в 1240 году и без того хватало забот с одними норвежцами.
Историк А. Нестеренко высказывает предположение, что на Неве был агрессором не ярл Биргер, а сам князь Александр, который охотился на купцов из Скандинавии. Такая точка зрения может справедливо подвергаться сомнению, поскольку новгородцы не разрешили бы  даже состоящему на службе республике князю грабить торговых партнеров без заметной причины. Это подрывало основы благосостояния  Новгорода, бывшего членом Ганзейского союза.
Более всего заслуживает доверия гипотеза о закладке отрядом шведов собственного форпоста в устье Ижоры. Они разбили лагерь, вытащили на берег суда, валили лес и размечали территорию для возведения фактории. Вот и вся экспансия, без  домыслов, простая правда тогдашней жизни. Форпосты ставили и новгородцы на чужой земле, так что тут ничего особенного не было. И жгли новгородские крепости их соседи с  обычным постоянством.
К делу шведы привлекли финнов, поэтому русские летописцы упоминают о племени емь. Масштаб выполнения задачи определяет и численность шведского отряда. Скорее всего, если опираться на сведения скандинавских источников о походах шведов в 12-13 веках, в устье Ижоры могло оказаться не более 2500 воинов.
Князь Александр привел на Ижору  малую дружину, которую подкрепили ополченцы и ижорские жители. Скорее всего под началом князя было до 300 дружинников, а также до 1500 новгородских ополченцев с союзниками. Так что никакого численного превосходства у шведов не наблюдается.
И руководство войском шведов не мог осуществлять ярл Биргер, который  получил этот титул в 1249 году после борьбы за престол. Скорее всего, как полагают шведские историки, командовал шведской ратью кузен Биргера -- Ульф Фаси.
В войске Ульфа, конечно, могли быть священники, которым предстояло крестить местных дикарей. Но это не означает, что шведы отправились в поход под эгидой креста, как отправлялись в Палестину рыцари за Гробом Господним.
Рассказ русских летописей о внезапности нападения дружины Александра на лагерь шведов также можно смело отнести к мифам Невской битвы. Почти две тысячи тяжело снаряженных воинов без шума не могли приблизиться к побережью, не прорубив для себя в лесной чаще просеки. Возможно, разведка шведов не своевременно определила подход армии новгородцев. Однако это не означает, что бойцы Александра упали на лагерь врага, как снег на голову.
Подвиги русского воина-святого, отметившего ярла копьем, можно также отнести к элементам героической повести. Рассказы о геройстве Александра очень напоминают то, что рассказывалось византийскими и греческими писателями о подвигах Александра Македонского. Не исключено, что такие повести стали образцом для церковных публицистов, создававших героическую легенду о князе Александре.
Странными кажутся с военной точки зрения действия сподвижников князя. Богатырь  Миша со своими соратниками зачем-то рубит днища кораблей скандинавов. А  Савва рубит столбы шатров. летописцы не объясняют нам, какова была истинный  военно-тактический замысел таких приемов борьбы. Просто надо было описать действия, вот инок и изощрялся в фантазиях, вдохновляясь византийскими свитками.
На самом деле, если исходить из здравого смысла, ход Невского побоища мог быть примерно таким. Первый натиск княжьих воев отбросил шведов к кораблям. Но скандинавы сумели организоваться, сплотиться и противостоять атакующему неприятелю. Затем два примерно равных по численности войска рубились на берегу, пока инициатива не была перехвачена шведами. Во время контрнаступления шведов новгородская армия понесла самые большие потери, не исключено, что пало до нескольких десятков бойцов.
Схватка длилась до полного изнеможения противников, после чего армии разошлись. Новгородцы не добились полного истребления врага, а шведы не сумели загнать агрессоров в дебри. Шведы похоронили павших, жгли костры, потом загрузили корабли ранеными и отчалили. 
Вот и вся битва. После столкновения шведы еще немало потрудились в борьбе с финнами и прочими племенами. Еще одним мифом является утверждение, что новгородцы именно за бой на Ижоре даровали князю прозвище Невский. На самом деле Невским князь Александр стал только по милости  летописцев 14-го века, когда начала крепнуть власть московских князей и собирался пантеон святых, связанных с  родом Ярославичей. {jcomments on}