Новости

Боевой опыт

Военная история

Вооружения

Армии мира

РостопчинПока Кутузов сражался с французами на поле Бородина, граф Ростопчин, московский генерал-губернатор, тоже готовил свое Бородино. Он мобилизовал несколько сотен полицейский и всяческих добровольцев. Их этих людей создали группы поджигателей, вооруженных паклей и огненными припасами, селитрой. Так готовился знаменитый Московский пожар.

О злополучном и ужасном Московском пожаре в сентябре 1812 года написано в исторической литературе за 200 лет предостаточно.
 Самая распространенной версией долго была такая -- Первопрестольную сожгли богохульники-французы, которые не умели себя вести в завоеванной столице и предавались кутежам и пьянству. Но все ли так просто? Где же истина?
Если здраво рассуждать, то самим французам пожар в русской столице совершенно не был нужен. Великая армия собиралась зимовать в исконной русской столице, в местных добротных и теплых домах, там хранилось изрядные немало отменного продовольствия, вина. Зачем все это предавать огню?
В огне гигантского пожара в 1812 году в Москве сгорело 6500почти 7 тысяч жилых домов (всего в Москве насчитывалось 8500 домов), было уничтожено 8200 торговых магазинов. Были уничтожены практически все имевшиеся в столице запасы провианта и фуража. В огне нашли свою смерть почти 30 тысяч французских солдат, а это получается практически третья часть из всех находившихся в Москве солдат и офицеров Наполеона.
Верещагин. Пожар Москвы. Французы с присущей им проницательностью немедленно же заподозрили злоумышленный поджог. Оккупационные власти создали следственную комиссию во главе с маршалом Даву. Комиссия точно выяснила массу примечательных деталей. Многие французы и местные жители утверждали, что видели отряды незнакомцев, которые с факелами входили в пустовавшие дома, а потом начинался пожар. Триста поджигателей схватили. Две трети из них оказались освобожденными из острога каторжниками, остальные полицейскими чинами.

 

Секретная операция

Наполеон в пылающей Москве. С картины В. Верещагина.


Как полагают историки, эту хорошо спланированную  акцию по поджогу Москвы замыслил сам генерал-губернатор столицы Федор Ростопчин. По его приказу из пересыльной тюрьмы на Красной Пресне выпустили перед приходом Наполеона 8 тысяч каторжников, которые скопились там в ожидании этапа в Сибирь. Всем заключенным пообещали свободу в обмен на участие в поджогах. Отряды каторжников были небольшими, всего по 8-10 человек в группе, а руководили такими ячейками полицейские офицеры.
Кроме поджогов, «диверсанты» нападали на небольшие французские отряды фуражиров. В донесениях французов встречаются упоминания о каторжниках, наголо стриженных, одетых в халаты с бубновыми тузами на спине, вооруженных только топорами и вилами, бесстрашно атакующих превосходящие силы наполеоновских солдат. Большая часть участников этих отрядов «черных бушлатов» погибла в стычках с французами и в пожарах. Но они все же нанесли врагам непоправимый урон.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить