Трофеи вермахтаПогибая под гусеницами немецких танков в июне 41-го, вероятно, немногие бойцы и командиры Красной  Армии отдавали себе отчет, что их страдания были заранее  подготовлены в высоких штабах  и в Кремле. И не в тридцатых годах, а гораздо раньше. Можно даже назвать главного виновника многих бед советского армейского организма.  Был им «красный маршал»  Михаил Тухачевский.


Победитель Колчака, Деникина, командир героических войск, освободивших родину Ильича от белогвардейцев – к 1920 году Тухачевский приобрел неслыханный авторитет у коммунистических боссов Совнаркома. Молодого и напористого  поручика-коммуниста (ступил в парию большевиков в 1918 году)  знал и ценил Ленин.

За Тухачевским тянулась слава не только великого стратега, но и выдающегося теоретика построения вооруженных сил Страны Советов. Ведь это Тухачевский собирал разрозненные отряды в полки и дивизии, формировал героическую пятую армию, прорвавшуюся к Омску. За все эти подвиги ему и простили неудачу наступления на Варшаву,  гибель сотен тысяч красноармейцев под польскими снарядами и пулями.


Свои взгляды на будущую стратегию Красной армии в большой войне Тухачевский связывал с идеями своих коммунистических покровителей. Сам он себя  большевиком то считал, то не считал. Однажды, если верить одному из мемуаристов, даже  обмолвился в кулуарах: «Себя лично большевиком не считаю, но мы с ними пока что попутчики».


В 1919 году  Тухачевский   читал лекции перед слушателями красной Академии Генерального Штаба. Материалы этих чтений были частично опубликованы в большевистской печати, анализировавшей опыт гражданской войны в России.
Мысли высказывал «красный маршал» дерзкие и крайне революционные. Например, по его мнению выходило, что Красной Армии не требуются  стратегические резервы. Потому не стоит накапливать силы в глубине  атакующих  фронтов и армий. Все ресурсы должны сразу бросаться в дело, громадными лавинами огня и стали. Противника следует давить, не теряя темпов наступления. Причем на местах сразу пополнять потери в живой силе. В технике, используя  как базу экономику захваченных районов и поддержку населения.

 

Танки РККА

 

Советские танки  у вермахта

Советские танки, захваченные вермахтом в 1941 году


Будет такая поддержка или нет – вопрос уже политический. Обязательно будет. Как иначе? Ведь Красная армия  сила прогрессивная, несущая свободу. Кто же  из забитых и угнетенных народов Запада не захочет помогать своим избавителям?
Или взять проблему командных кадров для армии Советов.  Тухачевский призывал не связывать будущее РККА  с опытом царской армии и ее военспецов. Он указывал, что в годы гражданской войны от спецов было больше вреда, чем пользы. Опираться следовало на командиров с партбилетами в карманах. У самого Тухачевского с этим все было в порядке. Партбилет ему обеспечил в свое время  сам Куйбышев. Потом его новации поддерживал Серго Орджоникидзе. Одно время даже сам Сталин проталкивал амбициозного краскома на пост командующего Кавказским фронтом (1919 год).
Руководство СССР не сразу и не в полном объеме приняло предложения  победителя Колчака. Но многое было претворено в жизнь.
К  концу 1920-х годов  бывшие царские генералы, командовавшие в РККА армиями и фронтами, были отодвинуты на малозначащие фронты. Потом, в 1930 году, чекисты сфабриковали монархический заговор среди бывших военспецов. Многие из «бывших» попали под метлу сталинских чисток. Остатки уцелевших добил 1937 год. Военных старой русской армии, знакомых с военным делом не только в теории, но и на практике первой мировой войны, заменили послушные кадры из низов РККА. Пропуском к командным вершинам были  пролетарское происхождение и верность идеям Ленина-Сталина.

На посту одного из высших руководителей РККА  Михаил Тухачевский и строил  военную политику именно  с позиций, программно обозначенных еще в далеком 1919 году. В расчет не принималось то, что новая большая война в Европе мало могла походить на реалии войны гражданской. Не  обращали внимания на то, что население западных стран далеко не всегда  сочувствовало коммунистам, а порой даже ненавидело их. Так. Кстати, было в Польше, где против армий Тухачевского встали польские крестьяне и рабочие, пополнившие ряды войск Пилсудского.


В июне 41-го бойцы и командиры Красной армии были уверены, что первые неудачи их временные. Что скоро пролетариат протянет им руку помощи и ударит фашистам в спину. Ничего это не произошло. А Красная армия дорого заплатила за теоретические изыски героя гражданской войны, потеряв миллионы своих солдат и бесчисленное количество материальных  ресурсов: танков, самолетов, эшелонов с боеприпасами и продовольствием.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить