Генерал ДеникинВ годы гражданской войны генерал Деникин не отказывался от помощи союзников в борьбе с большевиками. Армиям Юга России англичане поставляли танки, боеприпасы, французы присылали обмундирование и амуницию. Но немецкой помощи Деникин сторонился, видя в немцах врагов России, которые инспирировали в подрывных целях активность большевиков в тылу русской армии.


Весть о нападении немцев на Польшу  Деникин принял с тревогой. Война с Польшей означала и войну с Францией. 1 сентября 1939 года Антон Иванович работал в небольшом селении Монтэй-о-Виконт над своими мемуарами. Отсюда он следил за операциями на фронте. В 1940 году эмигрант, все еще бывший подданным Российской империи, решил бежать в Испанию, когда танки Гудериана прорвали французскую оборону.
Но в окрестностях Биаррица немцы настигли автомобиль беглеца. Представители министра пропаганды Третьего рейха предлагали бывшему главе белогвардейских армий хорошие условия в Берлине. В ответ бывший видный деятель Белого движения должен был в своей книге положительно высказаться о Гитлере и его идеях. Получив решительный отказ, нацисты отпустили генерала под надзор гестапо для проживания в пригороде Бордо. Из библиотек во Франции и в других странах, попавших под оккупацию вермахтом, изымались все книги Деникина.

Генералы русской армии

Ставка главкома. Переломный 1917 год. Генералы русской армии  Юзефович, Деникин и Марков


В сорок первом гестаповцы арестовали супругу генерала Ксению Васильевну. Ее хотели направить в концентрационный лагерь, куда заключали всех русских эмигрантов. Это было одним из способов давления на бывшего главкома ВСЮР. 69-летний старик был возмущен наглостью нацистов, предложивших после ареста жены поездку в Берлин. Якобы там находился архив документов, который мог бы быть полезен для написания исследования по истории Гражданской войны в России. Продержали в гестапо К.В. Деникину всего несколько дней, потом освободили без всяких условий.

Деникин в кругу семьи

Антон Иванович Деникин в кругу семьи. Эмиграция.


Второй раз Антон Иванович отказался от сотрудничества с Гитлером в 1942 году. В частных беседах бывший белогвардейский вождь, как указывали в своих донесениях агенты гестапо, резко критиковал нацистов, предсказывая скорое поражение вермахта в России.
Позицию сочувствия успехам Красной Армии в борьбе против Гитлера Деникин не скрывал при встречах с бывшими военнослужащими советских войск, перешедшими на сторону немцев. К 1943 году в селение Мимизан немцы перевели один из восточных батальонов. Он установил контакты с солдатами и унтер-офицерами частей батальона, которые иногда посещали белого генерала в его квартире.
Беседы касались положения на фронтах. В кабинете Антона Ивановича висела карта, на которой были отмечены позиции немецких и советских войск. Бывший командующий ВСЮР уговаривал, как вспоминали потом участники этих бесед, переходить при случае на сторону англичан или американцев. Выяснялось, что многие из коллаборационистов желали победы русской армии и ненавидели нацистов. Естественно, он рисковал, потому что содержание бесед могло быть передано гестапо. Не исключено, что агенты тайной полиции были и среди собеседников генерала. Однако приказа об аресте белогвардейца из Берлина не поступало.

Генерал РОА Власов

Генерал Власов в рядах коллаборационистов РОА


Возможно, это объяснялось тем, что основатели Русской освободительной армии верили в возможность вербовки Деникина. Ведь служили же вермахту казачьи генералы Шкуро и Краснов. За контакты с бывшим главкомом ВСЮР высказывался и сам Власов. Нацисты охотно предоставили ему возможность навестить Антона Ивановича. По крайней мере, существует такая легенда. Согласно ей, будто бы Власов получил строгий ответ: "Я русский офицер и чужой формы никогда не носил. А Вы осмелились явиться ко мне в форме, которую на Вас надели враги русского народа. Нам не о чем разговаривать". После такой отповеди Власову ничего не оставалось иного, как уехать с пустыми руками.
Более того, 15 ноября 1944 года Деникин распространил свое обращение к солдатам и офицерам Белой армии, в котором отмечал необходимость всяческой борьбы с большевиками, узурпировавшими власть в России. Однако в борьбе с нацистами необходимо было помогать не Гитлеру, а Красной армии. Немцы, по мысли Антона Ивановича, несли русским страшное рабство, еще более разрушительное, чем большевистское ярмо. Поэтому он не был согласен с позицией Краснова, проповедовавшего всестороннюю поддержку казачеством гитлеровской армии на Востоке.
Солдат и офицеров, решивших записаться в РОА, между тем бывший главком не осуждал, полагая, что на такой шаг людей толкнули невыносимые условия плена, гитлеровская жестокость. О чем было известно из сообщений из лагерей, где содержались пленные. У Антона Ивановича были свои информаторы. Многие бывшие офицеры ВСЮР также прошли через немецкие концлагеря во Франции и в Европе. О своем отношении к военнослужащим РОА старый генерал писал в очерках «Мировая война. Россия и зарубежье» и «Генерал Власов и власовцы», которые распространялись в рукописях.
Деникин смог дождаться разгрома нацистской Германии в 45-м году. Он вернулся в Париж. Отказавшись от сотрудничества с гестапо, Геббельсом, Власовым, Деникин не пошел также на контакты и со сталинскими органами. ГПУ пыталось в свое время склонить его к вербовке, как то произошло с генералом Скоблиным, но ничего не вышло у чекистов. Антон Иванович был возмущен варварством американцев и англичан, когда те выдавали казаков Советам. Он писал письма заокеанским политикам в 1946-47 гг. Обращался к самому Эйзенхауэру, обвинял его в подлости и бездушии. Но то был глас вопиющего в пустыне. Американцы играли свою игру, а бескомпромиссный  генерал указывал на то, что политика Сталина мало чем отличалась по своей античеловеческой сущности от гитлеризма. И тот, и другой стремились "взорвать мир" и для того губили миллионы. Генерал Деникин не смог пойти по стопам предателя Власова, оставаясь настоящим русским патриотом в трудную для Родины эпоху.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить