Михаил ТухачесвскийКрасный Бонапарт, поручик-коммунист, предатель и враг Родины,  победитель Колчака и Деникина, демон революции –  так называли враги и друзья Михаила Николаевича Тухачевского. В гражданскую войну его репутация командарма и вождя красных войск была выше всяких похвал. Тухачевского очень ценил сам Ленин. Он пользовался покровительством влиятельных партийных бонз – Куйбышева и Орджоникидзе. По их протекции, собственно говоря, и оказался самый молодой командарм на вершине военной элиты РККА, заняв пост заместителя  начальника красного Генштаба, курировавшего  вопросы развития молодой армии РСФСР и СССР.


Взлет и падение Тухачевского были стремительны. Естественно, его казнь для думающих людей в 1937 году  означала новый период в истории красной армии. Но погиб Тухачевский не только из-за коварства генсека Сталина, пожелавшего свести счеты со своими возможными политическими конкурентами в армейской  среде. Если присмотреться к чертам характера «красного маршала», которые сегодня представляют мемуарные материалы, различные литературные и документальные источники, то образ получается далекий от иконописного жития  «жертвы сталинских репрессий», каким часто представляли Тухачевского на заре горбачевской перестройки  рьяные журналисты-обличители.
Никто в наше время точно не скажет, смог бы Тухачевский, если бы  фортуна повернулась в его сторону, оказаться на  месте Сталина и  не быть беспощадным к политическим врагам. И был ли Тухачевский человеком злым и бессердечным?
Нет, его нельзя было назвать негодяем и  намеренным  подлецом, если вспомнить быт  «красного маршала». Известные факты показывают, что он умел внимательно относиться к некоторым людям. К примеру, он помогал продуктами семьям своих домочадцев и знакомых интеллигентов в голодном 1919 году. Он дарил  драгоценные материалы для изготовления скрипок мастерам.
Но если речь заходила о неприятии его волевых решений, то тут Тухачевский был холоден и нетерпим. Исчерпав аргументы, он мог в ярости  крушить мебель – столы и стулья. Мог ударить собеседника, особенно, если тот был ниже его по служебному рангу.
В молодости Михаил Николаевич добился назначения его на курсе юнкерского училища  фельдфебелем. Командиром он был строгим и придирчивым. Трое его однокурсников из-за придирок фельдфебеля Тухачевского свели счеты с жизнью – застрелились. Тухачевский никогда не вспоминал об этих своих первых жертвах.
Жестокость  победителя Колчака была непреднамеренной, следствием  его холодного и расчетливого характера. Он не обращал внимания на мораль, на честь офицера, когда нужно было, например, освободиться из плена. Дав ложное честное слово, обманув доверчивого коменданта крепости Ингольштат, Тухачевский получил право посещения города и бежал в Швейцарию. Что из того, что оставшимся в плену у немцев офицерам русской армии немцы ужесточили режим, закрутив гайки до предела.
Людей Тухачевский не то чтобы ненавидел, но не воспринимал их. Не видел их страданий, боли, мучений, когда посылал голодных и оборванных бойцов  по сибирскому бездорожью в  атаки, из которых мало кто возвращался целым. Невнимание к людям для революционного Бонапарта оборачивалось ситуациями совершенно гротесковыми, чисто сатирическими. В 30-х годах одним из его прожектов было создание транспортной авиации двойного – мирного и военного – назначений. На русском Севере должны были появиться три тысячи транспортных самолетов и два дирижабля. Только вот прожектер не подумал о том, кто будет управлять этой армадой. А кадров летчиков в СССР не хватало. То же было и с танкистами, техниками, артиллеристами. Тухачевский нацеливал  оборонную промышленность на выпуск тысяч танков и  самолетов, а о тех. Кто будет на них воевать, как-то не думалось.
По большому счету пренебрежение  к мнениям других, барственная самоуверенность  еще в годы гражданской войны испортили отношения Тухачевского со Сталиным и руководителями Первой Конной армии – Буденным и Ворошиловым. Конармейцы и генсек  не простили Михаилу Николаевичу прежних колкостей, резкостей, небрежных  оценок, которые он то и дело бросал в военном кругу. Фактически Тухачевский  оказался заложником собственных амбиций и недостатков характера. Мания Бонапарта сгубила несомненный военный талант.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить