Новости

Боевой опыт

Военная история

Вооружения

Армии мира

Русский генерал КорниловКто Корнилов -- преступник и узурпатор или патриот? Опасаясь быть необъективным, попытаюсь  сосредоточить свое внимание на фактах. Преступниками при советской власти порой называли людей дворянского происхождения, но Лавр Георгиевич Корнилов - человек явно не благородного сословия. По одной из версий: 60-е - 70-е гг. XIX в. три брата Дельдиновы: старший Ляли, средний Дебет, младший Пошур - в качестве табунщиков жили в хуторе Ажинове станицы Семикаракорской. Ляли был женат на русской казачке с девичьей фамилией Корнилова. У них родились дочь и в 1870 г. сын Лавга.

Затем этот брак распался. Мать Лавра увезла сына в г. Верный (Алма-Ата) к своему брату Георгию, служившему в Туркестанском военном округе в должности коллежского секретаря. Георгий Корнилов не имел наследников, поэтому маленького Лавру усыновил, и он по новым документам стал Лавром Георгиевичем Корниловым. Георгий Корнилов по своему положению не мог устроить сыну какую-либо протекцию. Он сумел с большим трудом определить его в Омский кадетский корпус. Лавр рано понял: если хочешь чего-нибудь добиться в жизни, то надо быть первым, надо быть лучшим. Кадетский корпус потомственный казак закончил с наивысшим баллом среди однокашников, в результате его имя было занесено на мраморную доску. Лавр Георгиевич, как правило, был очень целеуст¬ремленным, твердо знал, что добиться своей цели можно только упорным трудом. В дальнейшем это качество его характера не раз будет проявляться. В августе 1889 г. Корнилов надел юнкерские погоны артиллерийского Михайловского училища. В 1892 г. Корнилов успешно заканчивает его. Ему предоставляют право выбора даль¬нейшего места службы. Корнилов отдал предпочтение Туркестанскому военному округу. Он все время выбирал служить не там, где ему будет удобно, а где будет полезнее. Так судьба занесла его на границу с Афганистаном. В одной из командировок капитан со своим надежным спутником, туркменом из племени Иомудов Эссеном, преодолел труднейший перевал Сары-Могук и оказался на земле Кашгарии. Оба русских разведчика сумели пробраться в самые запретные для европейцев районы. Корнилову пригодилось его калмыцкое обличье, твердое знание восточных обычаев и наречий, умение выживать в самых невероятных условиях. Составленная им карта китайского приграничья давала подробные ответы на многие вопросы в случае возникновения здесь военного конфликта. Составленные Корниловым военно-научные обзоры стран Среднего Востока были предметом зависти британских "специалистов" по азиатскому региону. А изданные штабом Туркестанского военного округа работы капитана Л.Г. Корнилова "Кашгария, или Восточный Туркестан" и "Сведения, касающиеся стран, сопредельных с Туркестаном" стали серьезным вкладом в географию и этнографию региона. Длительная служба на Востоке научила Л.Г. Корнилова разбираться в тонкостях общения с местным населением, понимать особенности национальной психологии, характер восточных жителей. После русско-японской войны он становится военным агентом в Китае. Донесения и отчеты военного атташе Корнилова в военное ведомство России содержали ценные сведения о политической обстановке этого региона.
Верхом его военной карьеры стала Первая мировая война, где его войска отличились в Галицийской и Карпатской операциях, а сам бесстрашный генерал прославился тем, что лично водил в штыковые атаки пехотные батальоны. За храбрость и стойкость его дивизия получила название "Стальной", а сам он был произведен в феврале 1915 г. в генерал-лейтенанты. Брусилов в своих воспоминаниях свидетельст вовал: "Странное дело, генерал Корнилов свою дивизию никогда не жалел, а между тем офицеры и солдаты его любили и ему верили. Правда, он сам себя не жалел. Я всегда восхищался такими качествами генерала Корнилова, как умение воспитывать войска, личная его храбрость, которая страшно импонировала войскам и создавала ему среди них большую популярность, наконец, высокое соблюдение воинской этики в отношении соратников, свойство, против которого часто грешили многие начальники".
Его авторитет и известность, несомненно, вынуждали Корнилова заниматься политикой. Наверное, стало уже в России традицией, что наиболее удачливые военачальники занимаются политикой. Так, генерал Суворов возглавлял карательные экспедиции против Пугачева, а генерал Лебедь чуть не стал президентом России. Итак, мы подступаем к самому спорному вопросу, стремился ли Корнилов узурпировать власть? После отречения Николая II, весной 1917 г. генерал Корнилов сказал: "... Старое рухнуло. Народ строит новое здание свободы, и задача народной Армии всемерно поддержать новое правительство в его трудной, созидательной работе...". Но это правительство повело дело к развалу армии: занявший пост Верховного главнокомандующего Керенский никогда не служил в армии, а военный министр Гучков - разогнал 150 лиц старшего командного состава. Начался развал русской армии как боеспособного воинского организма. Резко упала воинская дисциплина, особенно в тыловых запасных частях. На фоне всех этих событий сформировались политические устремления генерала Л.Г. Корнилова, с болью в сердце видевшего развал не только армии, но и государства. В 1917 г. он был главнокомандующим Петроградским округом, командовал 6-й армией и войсками Юго-Западного фронта, а с июля 1917 г. был назначен Верховным главнокомандующим. Такой стремительный рост Корнилова во многом объяснялся его несомненным военным талантом, инициативностью, эрудицией, личной отвагой, умением быстро принимать решения.
Предложенная Корниловым программа стабилизации внутриполитического положения в России предполагала создание "армии на фронте, армии в тылу и армии железнодорожников". Он сообщил о плане немедленной "расчистки" Петрограда. Речь в первую очередь шла о выводе из столицы запасных воинских частей, совершенно разложившихся даже не столько от большевистской пропаганды, сколько от "демократической" вседозволенности. Керенский одобрил план "расчистки" Петрограда. Испугался он его после того, когда его личный посланец доложил о требованиях Верховного главнокомандующего, который уже отдал распоряжение о снятии с фронта преданных ему войск и концентрации их в районе Луги. "Расчистив" Петроград и введя в столицу верные ему войска, Корнилов мог учредить военную диктатуру, в которой Керенскому место могло и не быть. Верховный главнокомандующий передал по радио следующее обращение к народу России: "Временное правительство под давлением большевистского большинства Советов действует в полном согласии с планами германского Генерального штаба.., убивает армию и потрясает страну... Тяжелое сознание неминуемой гибели страны повелевает мне в эти грозные минуты призвать всех русских людей к спасению умирающей Родины... Я, генерал Корнилов - сын казака-крестьянина, заявляю всем и каждому, что мне лично ничего не надо, кроме сохранения Великой России, и клянусь довести народ - путем победы над врагом до Учредительного собрания, на котором они сами решат свои судьбы". Если внешние враги в этот период не оказывали серьезного влияния на политику страны, то внутренние активизировались. Внутренними врагами Корнилов считал становившуюся на ноги советскую власть. И, верный своим идеалам, Корнилов с Алексеевым и Деникиным приступил к организации Добровольческой армии. Эта армия формируется не по формальному признаку, а, как во времена Минина и Пожарского, на добровольной основе. Корнилов своей целью ставил с помощью Добровольческой армии получить бразды управления страной и не допустить хаоса. К сожалению, этим целям не удалось сбыться. Во время попытки овладения Екатеринодаром, 31 марта 1918 г., Корнилов был сражен насмерть осколком в висок. Так ушел из жизни боевой генерал русской армии, ставший первым военным вождем белого движения.
Лавр Георгиевич Корнилов до конца своей жизни был простым солдатом в генеральских погонах, преданно служившим русской армии старой России, которой остался верен до конца. Чело¬век, остающийся верным единожды данной присяге, вызывает не¬сомненное уважение. Стремление остановить развал привычного для себя мироустройства не может, с точки зрения автора, быть преступлением. Но методы, характерные для любой гражданской войны, как и сама братоубийственная бойня, требуют глубокого нравственного и политического осуждения.

 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить