Новости

Боевой опыт

Военная история

Вооружения

Армии мира

СамурайЯпонская армия потерпела поражение во второй мировой войне, и ее солдаты рассыпались по миру, как цветы  сакуры, сорванные северным ветром. Один из таких солдат Страны богини Аматэрасу оказался далеко от Тихого океана.  Теперь  окружающие зовут его дядей Сашей, потому что так проще для местного населения. Но было время, когда дядю Сашу   боевые друзья знали как  Еситеру Накагава.  Молодой самурай управлял стремительным истребителем с огненно-красным кругом на фюзеляже. В знак вечной преданности великому императору японцев Еситеру носил повязку, которая означала, что он обрек себя на смерть во имя победы.


В авиацию Еситеру попал в 1941 году, когда Япония вела жестокую борьбу с США за Филиппинские острова. Молодежь призывали  стать патриотами, отдать свои жизни  во имя родного края. Как было Еситеру не откликнуться на патриотичные призывы. Он и пошел на войну добровольцем, окончил краткосрочные курсы пилотов, едва изучив устройство истребителя. Семья благословила. Детей у отца было 14-ть, так что  отправить Еситеру на содержании армии для семейства было выгодно.
В войне на Тихом океане  Еситеру овладевал искусством воздушного боя в огне. Путь самурая начался благополучно. Посчастливилось выжить в первых воздушных схватках.  К 1945 году на его боевом счету оказалось  до двух десятков сбитых американских самолетов. Участвовал он и в атаках на корабли американцев. За храбрость и  отвагу присвоили самураю офицерский чин.

 

Самолеты камикадзе

Проводы самолетов камикадзе в бой


Летчик истребительной японской авиации  стал камикадзе, чтобы действительно погибнуть в воздушном бою. Но в войне против советских асов ему  долго драться не пришлось. Самолет Еситеру сбили,  он чудом посадил  машину на японский аэродром. По приказу ему, конечно, следовало направить истребитель с подвешенной к нему бомбой на какой-нибудь вражеский объект, но такого он не увидел. Потому и тянул до места посадки.
 Осколки перебили обе ноги. С трудом ему удалось  прийти в себя в госпитале.  Едва встал на ноги, как тут же приказ -- следовать на Сахалин, оборонять остров от русских. Самураю не пристало отлеживаться во время войны.

 

Самурай в Калмыкии

Самурай-камикадзе Еситеру в Калмыкии

 


Но на острове воевать в пехоте бывшему летчику долго не пришлось. Его взяли в плен в хижине, которую указал староста одной из местных деревень. В советском лагере, как и положено самураю, Еситеру пытался   искупить позор плена кровью,  совершил  сэппуку, вспоров живот обломком ножа.  Истекающего кровью, его заметили и умереть не дали. Врачи рану зашили, вылечили.  До сих пор старый самурай удивляется, как выжил. Спасло только искусство советских медиков.
Потом он еще будет немало страдать от полученных на войне ран. Из ног будут вместе с гноем выходить осколки, жар и лихорадка едва не убьют. Вылечит его женщина-хирург, которая станет  его женой. Еситеру сменит имя, получит новое -- Садао (по ошибке лагерных писарей), обретет советское гражданство.
Колесил по стране после выхода из лагеря в конце 40-х годов он много.  Даже супруга не вынесла постоянных переездов -- с берегов Тихого океана перебрался на Кавказ, в Дагестан, потом в Ставрополь, жил  в Средней Азии, пока не осел в Калмыкии.  Работал на стройках, на самых разных  должностях, кем только не был -- бульдозеристом, сторожем, бетонщиком, рыбаком.
В Японию  вернулся только на короткое  время. Хотел посмотреть, как живет после войны прежняя родина. Ему показали могилу, на камне которой Еситеру увидел собственное имя. Удивился.  Была встреча с японскими политиками, пришлось выпить немного саке с одним из токийских министров. Но остаться в Японии самурай не пожелал, уехал в Калмыкию, к новой семье.
Путь самурая привел его в конце концов  к работе на собственном огороде. Выращивать овощи, ловить рыбу ему нравилось всегда. Даже в свои 90 с лишним лет и теперь бывший летчик любит посидеть с удочкой, полить грядку. а еще он любит спортивные передачи, следит за выступлениями российских атлетов.
Еситеру о прошлом вспоминает с грустью. Не осуждает, но принимает  то, что с ним было, философски. Он не любит говорить о войне, о подвигах. Воевать не стоит, есть в мире вещи гораздо более интересные, чем война.  Так считает сегодня этот человек, выживший всем смертям назло.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить