Генерал СкобелевДва десятилетия, последовавшие за крестьянской реформой 1861 г., на которые пришлись сознательная жизнь и деятельность М.Д. Скобелева, явились временем значительных перемен, динамичность и масштабы которых для потомков оказались в тени бурных потрясений начала следующего столетия. Эти перемены непосредственно отражались и на судьбе русского полководца.


С ними было связано начало его жизненного пути. Первоначально восемнадцатилетний юноша предполагал поступить не в военно-учебное заведение, а на математический факультет столичного университета. Но именно в этот 1861 г. впервые в России произошли массовые студенческие волнения, с которыми власти боролись путем временного закрытия Петербургского и Казанского университетов. Набор студентов на первый курс не производился, и Михаил Дмитриевич встал на путь военной карьеры. Так, российская наука и образование потеряли будущего крупного деятеля, но зато русская армия обрела неординарную личность, ставшую одним из первых носителей новых тенденций в ее рядах.


Первые пять лет военной карьеры М.Д. Скобелева были достаточно типичными для юноши из «хорошей семьи». После двух лет службы в Лейб-гвардии кавалергардском полку юнкер М.Д. Скобелев в 1863 г. получает первый офицерский чин - корнета. Боевое крещение он получил в 1864 г. в стычке с польскими повстанцами.
Дальнейшая военная служба Скобелева длилась всего 20 лет. При этом через 12 лет после получения первого офицерского чина в возрасте 32 лет он был уже генерал-майором. Для сравнения,  А.В. Суворов стал генерал-майором в 1770 г. в возрасте 40 лет, М.И. Кутузов в 1784 г. в возрасте 39 лет, П.И. Багратион в 1799 г. в возрасте 34 лет. Известный своей быстрой карьерой А.А. Брусилов стал генерал-майором в 1900 г. в возрасте 47 лет.


Жизнь России в пореформенное время сохраняла многие черты ушедшей эпохи. В частности, чинопроизводство в императорской армии этого периода во многом зависело от такого фактора, как наличие протекции в придворных кругах. Без нее выделиться из основной массы офицерского корпуса даже при наличии дарований было крайне сложно. В этом отношении М.Д. Скобелев обладал хорошими стартовыми позициями. Его дед и основатель рода Иван Никитич Скобелев хотя и являлся выходцем из однодворцев, но сделал блестящую карьеру. Это позволило его сыну Дмитрию Ивановичу Скобелеву не только дослужится до чина генерал-майора в 39 лет, но и заключить выгодный брак. Мать великого полководца Ольга Николаевна Полтавцева находилась в родственных связях с семействами, которые имели большое влияние при дворе Александра II. Одна ее старшая сестра (Елизавета) вышла замуж за генерал-адъютанта Н.Т. Баранова. Екатерина в 1842 г. стала женой А. В. Адлерберга. Сестры Михаила Дмитриевича стали женами представителей самых богатых аристократических семейств. Надежда в 1865 г. стала женой князя К.Э. Белосельского-Белозерского, Ольга - графа В.П. Шереметева, Зинаида в 1878 г. вышла замуж за герцога Е.М. Лейхтенбергского, сына великой княгини Марии Николаевны и внука пасынка Наполеона Евгения Богарне. Их дочь Дарья Евгеньевна, племянница Михаила Дмитриевича, являлась единственной представительницей династии Романовых, проживавшей на территории России после окончания Гражданской войны.

 

Император Алеександр

Император Александр Второй и чины Русской Гвардии на фоне захваченной  Плевны. 1877 год.


Но эта придворная среда породила не только тех, кто пытался помочь полководцу, но и его влиятельных врагов, действия которых, как минимум, трижды ставили под угрозу саму возможность его военной карьеры. Впервые это произошло в 1870 г., когда М.Д. Скобелев был выслан из Туркестана после дуэли с флигель-адъютантом князем Долгоруковым, братом княжны Екатерины Михайловны Долгорукой, морганатической супруги Александра II.
Затем на него обрушилась личная неприязнь самого императора, а после и его приемника Александра III. Только огромные личные заслуги, подкрепленные протекцией родственников, спасали генерала от опалы и удаления из армии.
Сам же Михаил Дмитриевич, несмотря на происхождение и родственные связи, никогда в состав придворной элиты не входил и не стремился войти. Как часто бывает в момент динамичных социальных изменений, ближайшие родственники по-разному определяли свой социальный статус. М.Д. Скобелев являлся представителем новой социальной группы - профессиональных военных, для которых служба играла более важную роль, чем принадлежность к дворянскому сословию или обладание поместьями. Свидетельством этого являлся и неудачный брак полководца с княжной Марией Николаевной Гагариной, который быстро распался из-за значительного различия в системе ценностей супругов.
Стремлением к профессиональной военной карьере можно объяснить и поступление молодого гвардейского офицера в Академию Генерального Штаба, которую он окончил в 1868 г. в возрасте 25 лет. Академическое образование не давало в то время значительных преимуществ в карьере, но позволило ему компенсировать отсутствие первоначального военного образования. К этому времени Кавказская война уже завершилась, поэтому сферой приложения его энергии стал Туркестан, борьбу за обладания которым Российская империя начала в эту эпоху. Первое пребывание М.Д. Скобелева в Туркестане в 1869-1871 гг. завершились скандалом. Но вторая поездка стала переломным моментом в его жизни. Он принял активное участие в Хивинском походе 1873 г. и подавлении Кокандского восстания 1875 г., за что был удостоен ордена св. Георгия 4-й и 3-й степени и получил чин генерал-майора6. В феврале 1876 г. Скобелев назначается на важный административный пост - военного губернатора Ферганской области. Перед ним открывался путь к успешной административной карьере.
Но она, судя по всему, не привлекала молодого генерала. Он мечтал о лаврах военных побед. С началом Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. он смог добиться перевода на службу на Дунай в действующую армию и получил назначение на должность начальника штаба сводной казачьей дивизии, которой командовал его отец и которая действовала отдельными подразделениями, приданными различным пехотным частям. Это делало его в в глазах сослуживцев молодым карьеристом, который, хотя и имел высокие награды, но получил их за «подвиги» в делах против заведомо более слабого противника - туземцев Туркестана. Создавать боевую репутацию М.Д. Скобелеву приходилось фактически с нуля.
В июне 1877 г. он участвует в переправе через Дунай 4-й пехотной дивизии под командованием генерала Драгомирова, при котором генерал-майор М.Д. Скобелев фактически выполнял роль ординарца. Уже начальный период войны показал, что многие армейские чины, которые в мирное время, казалось, были на своем месте, в боевых условиях показывали себя совершенно непригодными. Поэтому молодой и энергичный генерал оказался востребованным. В августе он участвует в третьем штурме Плевны в качестве командующего левым флангом, одерживает победу в бою за Ловчу. В сентябре М.Д. Скобелев, к тому времени уже генерал-лейтенант, впервые вступает в командование соединением - 16-й пехотной дивизией - первоначально в качестве временно командующего, официально числясь по Генеральному штабу без должности. Уже будучи утверждённым в должности начальника дивизии, он участвует в переходе через Балканские горы и в битве у Шипки-Шейново, которые и решили исход войны.
Эти полгода военных действий и принесли М.Д. Скобелеву известность и славу. Уже в мартовском номере «Отечественных записок» за 1878 г. А.Н. Энгельгард в шестом письме «Из деревни» писал о появлении коробейника в смоленской деревне: «Коробочник Михайла принес военные картины: и «Чудесный обед генерала Скобелева под неприятельским огнем», и «Штурм Карса», и «Взятие Плевны».... Вот это, - объясняет он в застольной собравшимся около него бабам и батракам, - вот это Скобелев-генерал, Плевну взял. Вот сам Скобелев стоит и пальцем показывает солдатам, чтобы скорее бежали ворота в Плевну захватывать».

 

Артиллерия

Турецкие пушки -- трофеи русской армии. 1878 год. Болгария.

 


В феврале 1879 г. М.Д. Скобелев получает в командование 4-й армейский корпус, штаб которого после вывода из Болгарии расквартировался в Минске, а части - в прилегающих губерниях. Формально он числился в этой должности практически до самой смерти. Но проблемы, возникшие в ходе завоевания закаспийской части Туркестана, позволили ему впервые стать самостоятельным командующим. Он возглавил вторую Ахалтекинскую экспедицию, получив под начало около 7 тыс. солдат. Предшествующая экспедиция летом 1879 г. под руководством генерала И.Д. Лазарева завершилась для русских войск неудачей  и поколебала авторитет России в Восточном вопросе. Вторая экспедиция длилась с мая 1880 по январь 1881 г. Падение племенного центра туркмен Геок-Тапе стоило русским войскам около 1,2 тыс. погибших и принесло Скобелеву Георгий 2-й степени и чин генерала от инфантерии.
Но эти четыре года были для М.Д. Скобелева не только временем обретения воинской славы, но и периодом огромных утрат. В 1879 г. умер его отец, генерал-лейтенант Д.И. Скобелев, которому исполнилось всего 58 лет. Через год в 1880 г. в Болгарии в возрасте 57 лет была убита его мать. А в марте 1881 г. в Закаспии он узнал о гибели императора Александра II, который после Русско-турецкой войны стал ценить военное дарование М.Д. Скобелева, в то время как его преемник относился к полководцу с недоверием и подозрением.
Определенные основания у нового императора для этого были. Осознание себя носителем новых тенденций в русском обществе не могло не вызвать у М.Д. Скобелева отрицательного отношения ко многим сторонам отечественной жизни, которое он не скрывал от окружающих. Это давало основание современникам и потомкам оценивать М.Д. Скобелева как оппозиционную фигуру по отношению к тогдашнему политическому строю. Существуют свидетельства о его попытках установить контакты с руководителями русской революционной эмиграции, в частности с П.Л. Лавровым, одним из вождей народников и бывшим полковником артиллерии.
Партия «Народная Воля» имела в своем составе Военную организацию, объединявшую несколько сотен офицеров. Участники этой конспиративной структуры обсуждали возможность восстания части армии, которое невозможно без авторитетного и популярного предводителя. Это послужило источником для слухов о разработке М.Д. Скобелевым плана военного переворота, направленного против Александра III.
При всех критических отзывах о существующих порядках М.Д. Скобелев по политическим взглядам несомненно являлся монархистом. Хотя, это не исключало ни стремления к переменам, ни недовольства многими чертами отечественной действительности.
Из всех современных государственных деятелей Российской империи очевидно самым близким, если не по взглядам, то по духу, к М.Д. Скобелеву был Николай Павлович Игнатьев. Благодаря усилиям этого дипломата, в 1860 г. был подписан Пекинский договор, который закрепил существующую доныне границу России на Дальнем Востоке. Он являлся автором проекта Сан-Стефанского
договора. В начале правления Александра III Н.П. Игнатьев занял должность министра внутренних дел и предложил для укрепления монархии собрать Земский собор. Новый император и его приближенные отвергли эту идею, а Н.П. Игнатьев в мае 1882 г. был отправлен в отставку.
А 25 июня 1882 г. при загадочных обстоятельствах в Москве скончался М.Д. Скобелев. Его смерть вызвала разнообразные толки, прежде всего, о ее насильственном характере. После Февральской революции 1917 г. в печати появилась версия о том, что к смерти генерала имели отношение император и тайная организация сторонников самодержавия «Священная дружина». Можно предположить, что эта гипотеза является малодостоверной и отражает не реальные события, а состояние общественного мнения сразу после свержения монархии. Власть монарха в 1880-е гг. была настолько прочна в глазах подавляющей части населения, что тайные убийства политических противников не входили в состав политических инструментов властей.

Турецкие офицеры

Пленные турецкие офицеры в Румынии. 1878 год.


В то же время нужно признать, что М.Д. Скобелев в последние годы жизни мог оказаться объектом манипуляций со стороны могущественных сил. Государственная элита и общественное мнение Российской империи являлись в те годы объектом воздействия со стороны политиков двух противоборствующих держав, одинаково заинтересованных в благожелательном отношении России - Германии и Франции. В силу определенных причин в этом столкновении интересов перевес оказался на стороне последней. Поэтому в годы образования франко-русского военного союза и Первой мировой войны сложилась устойчивая традиция представлять М.Д. Скобелева как убежденного противника Германии и сторонника сближения с Францией. В этой связи были попытки манипулировать общественным мнением в России, примером может послужить брошюра Жульеты Ламбер (Адам), которая вышла в России в 1886 г.
Но эта трактовка не совсем точна. М.Д. Скобелев исходил прежде всего не из необходимости ориентации на ту или иную великую державу, а из необходимости четкой формулировки международных интересов России. В то же время его стремления четко сформулировать стратегические задачи страны не встречали понимания российских властей, которые придерживалась традиций «кабинетной» дипломатии ушедшей эпохи. Это позволяло французским и германским политикам, использующим более современные методы воздействия, оказывать влияние на формирование политического курса Российской империи. Французская печать преувеличивала антигерманскую направленность публичных выступлений русского генерала, трактуя их как призыв к подготовке войны с Германией. Существуют свидетельства, что М.Д. Скобелев требовал опровержения в связи с откровенным извращением текста своей речи перед славянскими студентами в парижской газете «Нувель Ревю». В свою очередь, германские правящие круги использовали эту кампанию для давления на российское правительство, преувеличивая степень оппозиционности М.Д. Скобелева к официальному курсу.
На самом деле, выступления полководца по международным проблемам в сравнении со многими призывами, которые исходили из других европейских столиц, являлись достаточно умеренными. В них излагалась программа укрепления военно-политического потенциала России как залога поддержания стабильности в Европе. Составной частью этого называлась поддержка славянских народов Балканского полуострова. Как потенциальные противники России упоминались помимо Германии и другие государства, прежде всего Австро-Венгрия и Великобритания. Принципиальных отличий от проводимого правительством курса в выступлениях М.Д. Скобелева не было. Но сам факт таких публичных выступлений был новым явлением в русской жизни, что пугало и иностранных политиков, и российские власти.

 

Памятник генералу Скобелеву

Памятник генералу Скобелеву в Москве. Сооружен на народные деньги. 

Уничтожен большевиками после 1918 года.


В конкретном контексте международных противоречий той эпохи публичные выступления М.Д. Скобелева задевали прежде всего интересы Великобритании и Австро-Венгрии. Именно с этими державами спустя несколько лет Россия окажется на грани военного конфликта в Туркестане и на Балканском полуострове. Оказало ли это непосредственное влияние на обстоятельства смерти М.Д. Скоблева, пока не представляется возможным определить.
Во второй половине девятнадцатого столетия, в пореформенную эпоху, М.Д. Скобелев стал одним из наиболее ярких продолжателей традиций российской императорской армии дореформенной эпохи, носителем которых был его дед. Но он явился и зачинателем новых традиций. Его военная деятельность была связана с созданием новых вооруженных сил России - массовой армии, основанной на всеобщей воинской обязанности. На смену войскам, состоящим из взятых на царскую службу крепостных под командованием офицеров из «благородного сословия», для которых военная служба не профессия, а только следование семейной и родовой традиции, должна была прийти новая армия, воины которой соединили бы в себе патриотизм и профессионализм, дополненные высокой технической оснащенностью. Это и было профессиональным и общественным идеалом М.Д. Скобелева, который, по словам современника, он формулировал словами: «Мой символ краток: любовь к Отечеству, свобода, наука и славянство».
Воин новой русской армии должен быть не только православным воином, преданным «вере, царю и Отечеству», но и сознательным гражданином, хорошо вооруженным и снаряженным и, что еще важнее, мотивированным к ведению войны до победного конца. Создание такого солдатского материала требовало целой исторической эпохи. В императорской армии эти стремления не могли быть реализованы в полной мере.


Наряду с восторженным отношением части офицерского корпуса к молодому полководцу многие высшие чины с недоверием и опаской относились к молодому генералу, чьи стремления были им в лучшем случае непонятны, а порой казались опасными. Суть этих опасений передал генерал М.И. Драгомиров, которому приписывали фразу: «Я с радостью хотел бы быть подчиненным Скобелева. Но не хотел бы быть его начальником». Негативные оценки всех сторон деятельности М.Д. Скобелева современниками были обобщены в работе Г.К. Градовского «М.Д. Скобелев. Этюд по характеристике нашего времени и его героев». Судя по обширным экскурсам автора, никогда не служившего в армии, в область чисто военных вопросов, значительная часть их принадлежала той части офицерского корпуса, которая критически относилась к личности и заслугам М.Д. Скобелева.


Те современники М.Д. Скобелева, на которых пал свет его воинской славы (например, А.Н. Куропаткин) оказались только его слабым отблеском. Остается только гадать, как могла сложиться военная карьера самого М.Д. Скобелева, если бы он смог избежать ранней смерти. Но с большой долей уверенности можно предположить, что его кипучая энергия и беспокойный характер вряд ли могли реализоваться в эпоху правления императора Александра III, когда в военной среде преобладал административно-бюрократический подход, все последствия которого императорской армии пришлось испытать на полях Русско-японской и Первой мировой войн.
Назревающий в начале XX в. кризис российской монархии втягивал в политическую жизнь те социальные слои, которые традиционно были далеки от нее и даже гордились своей аполитичностью. Это коснулось и офицерского корпуса императорской армии. Профессиональные военные, испытывая вполне объяснимую тревогу за будущее и монархии, и ее вооруженных сил, нуждались в поисках общественно-политического идеала, который можно было бы сопоставить и даже противопоставить культовым фигурам либерального и революционного лагерей. В этом отношении и была востребована фигура М.Д. Скобелева. В ноябре 1904 г. в связи с Русско-японской войной по инициативе сестры генерала Скобелева княгини Н.Д. Белосельской-Белозерской была создана благотворительная организация «Комитет имени генерал-адъютанта М.Д. Скобелева для выдачи пособий потерявшим на войне способность к труду воинам». Учредительница стала пожизненным председателем, ее товарищем по должности становился начальник Николаевской академии Генерального штаба. Важным событием в жизни России периода «третьеиюньской монархии» стало сооружение памятника полководцу в Москве в 1912 г.
Посмертное вступление М.Д. Скобелева в официальный пантеон героев царской России предопределило отношение к нему после победы Октябрьской революции 1917 г. В 1918 г. был ликвидирован памятник ему в Москве, за ним последовали сооружения в его честь в других городах. В немалой степени этому способствовала оценка М.Д. Скобелева прежде всего как колониального деятеля, утвердившаяся в историографии социал-демократического направления еще до 1917 г.


Источники:

  • Кнорринг Н.Н. Генерал Михаил Дмитриевич Скобелев. Исторический этюд. Кн. 1-2. Париж, 1940;     Вилинбахов В.Б. Генерал от «пронунсименто»: Исторический очерк // Прометей: историко-биографический альманах. М., 1969. Т. 7.
  • Костин Б.А. Скобелев. М., 1990;
  • Воспоминания о пребывании ротмистра М.Д. Скоблелева в Баку в 1870 г. см.: Гунаропуло С.А. В Туркменской степи: (Из записок черноморского офицера) // Исторический вестник. 1900. № 11. С. 565-583.
  • Гродеков Н.И. Хивинский поход 1873 года: Действия кавказских отрядов. СПб., 1888.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить