СвятославВизантийские авторы не могли не обойти молчанием образ князя русов Святослава. Вторжение его войск в Болгарию угрожало безопасности столицы империи ромеев. Вождь северных  полчищ возглавлял коалицию многих племен, которые проявляли в сражениях немалую к победе и жаждали добычи.


Серьезные военные неудачи варваров у стен Аркадеополя и Преславы не остановили, но только замедлили активность дружин Святослава. Византийцы внимательно анализировали причины воинственности русов, их методы ведения войны. Особенное внимание в писаниях греческих историков уделено, разумеется, и личности полководца русских ратей.
Иоанн Скилица, в частности, подробно описывает ход боев у крепости Доростол в Болгарии в 971 году. Он  отмечает высокий боевой дух князя русов. Неудачи в боях с византийскими отрядами не сломили его. Наоборот, в речах к войску Святослав выражает надежду на то, что беды только подтолкнут воинов к большей доблести во имя мести за павших. В ожидании подхода войск императора Цимисхия русский князь считал необходимым, как видно из записей Скилицы, поддерживать боевой дух своей армии постоянно и неуклонно. В этом он видел основу для стойкого сопротивления ромеям.

Бой Святослава

Князь Святослав в лютой сече


Ободрял Святослав своих соратников и личным примером на поле боя, не только громкими речами. В ведении обороны крепости, отмечает византиец, русы проявили себя опытными и умелыми тактиками. В частности, Святослав заботился о дополнительной защите городских укреплений, приказывая окружить город рвом. Это стесняло действия византийской конницы, которая наносила в открытом  бою немалый урон пешим воинам Руси.
Оборона  Святослава не была пассивной. Русы постоянно делали вылазки. Не было покоя отрядам ромеев и ночью. Скилица описывает операцию русов по захвату провианта. Атака произошла на виду у византийского флота, вооруженного греческим огнем. русы отбили хлеб, перебив немало ромейской охраны в их лагере.
Скилица называет русов по традиции скифами. В работах античных авторов  скифы традиционно описаны, как жестокие и страшные враги, не имеющие себе равных по кровожадности. Так и в 971 году ярость скифов, по мнению ромея, не знала пределов. В его сочинении есть рассказ о магистре Иоанн, сыне Романа Куркуаса. Он отражал атаку Святославовой пехоты на катапульты. Конь под магистром был сбит метким выстерлом скифов. Сам византиец не успел подняться, как набежавшая толпа свирепых мечников изрубила неудачника на куски.

Битва с греками

Бой русов с византийцами


Как проявление свирепости самого Святослава  Скилица упоминает о факте истребления двадцати тысяч болгарских пленников, которых русы удерживали во время осады за стенами Доростола. Их содержали в колодках скованными по рукам и ногам. Испытывая трудности с продовольствием, Святослав приказал перебить всех болгар до единого.
В единоборстве русский князь проявлял выдержку и храбрость. Скилица, правда, осуждает уклонение руса от схватки с Цимисхием. Император ромеев посылал вестника в Доростол с предложением к вождю захватчиков сразиться один на один. Призом победителю стал бы весь мир. Такой поединок уменьшил бы кровопролитие и решил всю войну. Но Святослав не пожелал мериться с Цимисхием силами. Скилица не приводит причины. Думается, что мера ответственности за войско и за общий ход осады не позволили князю сразиться с ромеем.
В одной из битв Святослав столкнулся с  Анемасом, сыном критского эмира, который пробился с мечом в руках через центр строя русов. Анемасу удалось ударить князя мечом по голове, даже сбить с коня,  но руса защитили доспехи.
Примерно в таком же ключе описывает воинов Святослава и самих скифов историк Лев Диакон. В его изложении добавляются новые детали для живописания дикости пришельцев с Севера. В частности, в своем рассказе о гибели родственника императора Куркуаса Диакон не забывает напомнить читателям о том, что скифы отрубили голову поверженного магистра и возили ее на острие копья, торжествуя, с дикими песнями и воплями.

У стен Доростола

Десант русской дружины у греческого города


В описании Диакона Святослав предстает красноречивым оратором. В тексте имеется описание речи, где вождь русов призывает своих соплеменников и соратников выстоять против грозного врага. Текст решен в духе традиционных воинских повестей, которыми так была богата светская византийская литература. Возможно, Лев Диакон хотел показать на этом эпизоде грекам образец доблести иноземного воина.
Говоря о заключении мира между греками и русами, Диакон пишет о внешней простоте князя русского воинства. Он отмечает его скромную одежду, то, что он греб на лодье наравне с прочими своими соратниками. Византийский историк ничем не выдает своего презрения к русу. Наоборот, в своем описании он ставит Святослава на одну линию с самим императором, подчеркивая благородство стойкого и умелого воина, согласившегося завершить войну взаимовыгодным миром.
Отзвуки византийских исторических текстов вошли также и в русский летописный свод "Повести временных лет". Прямого указания на подкуп печенегов послами Цимисхия в "Повести" не содержится.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить