Битва на КалкеПоражение на реке Калке было обусловлено всем укладом раздробленной феодальной Руси 13-го столетия, увязшей в распрях региональных элит. Монгольский историк и журналист Ч. Чойсамба  излагает взгляд, который не всегда соответствует тому, что пишут о битве на реке Калке российские  популяризаторы истории.


Монгольские ханы издавна обращали свой взор на западные земли, славившие многолюдностью н богатством. Персидский историк Фазлаллах Хамадани Рашид ад-Дин пишет: «По высочайшему повелению Чингис-хана Джучи должен был отправиться с войском воевать все области севера, то есть Ибир-Сибир [Сибирь], Булар [Булгар), Дешт-и-Кипчак [половецкие степи], Башкирд [Башкир], Рус [Орос] и Черкас до хазарского Дербента, и подчинить их своей власти».
Согласно воле отца Джучи в 1207 г. покорил народности, обитавшие в бассейне рек Сэлэнгэ и Енисей. С присоединением к империи этих областей под власть монголов попали важные в стратегическом значении земли, богатые железными рудами. Так как в то время главные силы монгольских войск вели военные действия против тангутского государства Си-Ся, Джучи, не поддержанный своим отцом, не сумел развить свой успех.
 Однако покорение племён, живших к северу от реки Сэлэнгэ и в долине Енисея, положило начало завоеванию западных земель.
В 1219 г. Чингис-хан начал войну против крупнейшей империи тогдашней Евразии — государства Хорезмшахов. Причиной к войне послужило вероломное избиение монгольского посольства. Монгольские тумены, не давая опомниться мусульманским армиям, брали город за городом. Падишах Мухаммед, до смерти напуганный вторжением кочевников, которое никогда не представлялось ему реальным, в панике оставил свою столицу и бежал из одного места в другое. По его следу Чингис-хан пустил двух своих «железных псов» — Субедей-баатура и Джебе-ноёна. Самый могущественный властитель мусульманского мира окончил свои дни бесславно, на одном из безымянных островков Каспийского моря среди больных и прокажённых, покинутый даже верными слугами.
Передав Чингис-хану известие о кончине Мухаммед-шаха, монгольская армия, пополнившаяся корпусом Тохучар-нойона, отправилась дальше, навстречу вероломным половцам.
Начиная с 1216 г., монголы враждовали с кочевниками-половцами. В тот год половцы не только приютили остатки заклятых врагов Чингис-хана — меркитов, но и стали оказывать тайную и явную поддержку, пусть и малозначительную, финно-угорским племенам, находящимся в натянутых отношениях с монголами. Этого было достаточно, чтобы навлечь на себя гнев Чингис-хана и стать врагами монгольского народа. Теперь количество врагов увеличилось, так как к половцам прибавились и русские, принявшие половцев, своих исторических недругов, под свою защиту.
В марте 1220 г. монгольские полководцы во главе двух туменов начали свой поход, которому суждено было остаться в истории.
 «Говорят, что никогда их общая численность не превышала 20 тыс. воинов. Так как крупный контингент войск ввиду своей многочисленности испытывал серьёзные затруднения в продолжительном походе и реализации экстренных решений, монголы, предварительно приняв во внимание природные условия Кавказа, бездорожье и лесистую местность, отправились в путь, сделав акцент на немногочисленную, но отборную и испытанную в боях армию. Джебе и Субедей были искусны в осуществлении внезапных нападений в гористых местах. Их армия по мере продвижения вперёд и вторжения на вражескую территорию избавлялась от ноши, которую признали ненужной и которая замедляла стремительное наступление.
Монгольское войско с боем достигло Кавказских гор, где был уничтожен оказавший сопротивление грузинский царь Георгий IV Лаша (1212—1223) и его 30-тысячная армия, и в районе Кубани вышла в тыл половцам. Здесь монголы скрестили оружие с аланами.

При этом монголы пошли на хитрость: чтобы разбить союз аланов и половцев, монголы послали к последним парламентёра, который торжественно заявил от имени своих полководцев следующее: "Мы и вы — один народ и из одного племени, аланы же нам чужие; мы заключим с вами договор, что не будем нападать друг на друга и дадим вам столько золота и платья, сколько душа ваша пожелает, предоставьте их нам".
Половцы поверили обещаниям монголов и покинули аланов, предоставив их судьбе. Исход битвы после этого уже не вызывал сомнений: аланы были разгромлены и отдали победителям лошадей и продовольствие, после чего те продолжили наступление. Азербайджан, Грузия, Армения лежали у ног завоевателей.

Сопротивление половцев монголам

Обеспокоенные сложившейся ситуацией, половцы попытались дать отпор монголам. Однако «железные псы Чингис-хановы» вновь продемонстрировали силу и мощь монгольского оружия. Половцы потерпели поражение и начали бегство в трёх направлениях: одна часть кочевников хаотически отступала к реке Дон, другая — в Крым, а третья — обратилась за помощью к русским княжествам. В погоне за отступавшими монголы ворвались в Крым и овладели городом Судаком.
   Половцы, вынужденные бежать к русским границам, вышли к Днепру. Крупнейший половецкий феодал, хан Котян, не жалея даров, стал умолять своего зятя Мстислава галицкого и других князей о немедленной военной помощи. Он прямо говорил: "Нашу землю нынче отняли татары, а вашу — завтра возьмут, защитите нас; если же не поможете нам, то мы будем перебиты нынче, а вы — завтра».

Князья сошлись на совет в Киеве. Трое влиятельных князей — Мстислав Романович киевский, Мстислав Святославич черниговский, Мстислав Мстиславич Галицкий, — к которым присоединились младшие князья — Даниил Романович волынский, Всеволод Мстиславич, сын киевского князя, Михаил Всеволодович, племянник черниговского князя, — долго не могли принять решение


Мстислав Галицкий уговаривал князей, повторяя: «Если мы, братья, не поможем им, то они предадутся татарам, и тогда у них будет ещё больше силы». Наконец князья согласились поддержать половцев. Они приняли роковое для Руси решение: «Лучше нам принять их (монголов] на чужой земле, чем на своей».
В русских летописях мы читаем, что пришёл якобы неведомый безбожный народ, никто не знает откуда он появился и на каком языке говорит. Совершенно очевидно, что это явная фальсификация фактов. Вряд ли русские не имели никакого понятия о монголах. Даже если это так, то это вина беспечных русских.
 У монголов не было никаких причин воевать с русскими. Узнав о решении князей, которое немало их удивило, они послали на Русь десять послов. Монголы предложили следующее:
 «Слышали мы, что вы идёте против нас, послушавшись половцев, а мы вашей земли не занимали, ни городов ваших, ни сёл, на вас не приходили; пришли мы попущением Божиим на холопей своих и конюхов, на поганых половцев, а с вами нам нет войны; если половцы бегут к вам, то вы бейте их оттуда и добро их себе берите; слышали мы, что они и вам много зла делают, потому же и мы их отсюда бьём.

 

Монголы

 

  • 1    Киевское войско, ввиду ситуации, складывающейся на поле боя, начинает строить укрепление из телег.
  • 2    Черниговское войско пересекает реку, его силы оказались разъединены.
  • 3    Передовые части черниговских войск князя Олега Курского - единственный отряд, который смог изготовиться к бою, возможно, вместе с некоторыми половецкими частями, и пытался остановить бегущие войска, но также потерпел поражение и был вынужден
    покинуть место сражения. Другая часть черниговского войска опрокинута бегущими половцами и волынянами.   
  • 4    Галицкое войско готовится контратаковать, но его ряды расстроены бегущими половцами и волынянами.
  • 5    Часть галицкого войска, вероятно, пытается защитить фланг отступающих волынян, но сама вынуждена начать отход. Левое крыло монгольской армии атакует во фланг галицкое и черниговское войска. Правое крыло монгольской армии атакует во фланг галицкое и черниговское войска.
  • 6-7 атака монголов, которые отбросили половцев и волынское войско. Галицкие и черниговские части пытаются развернуться для боя, но их порядки нарушены бегущими половцами и волынянами.
  • 8    Монгольские легкие конные лучники в центре начинают вторую атаку на передовое волы некое войско.
  • 9    Монгольская тяжелая конница атакует половцев.
  • 10    Передовое волы некое войско отступает вместе с половцами.
  • 11    Передовые половецкие войска опрокинуты и бегут в поля боя.

Смысл предложения монголов был ясен: разорвать союз с половцами и изгнать их из своей территории. В.В. Каргалов, один из известных исследователей походов Бату-хана, выступает в защиту русских князей: «Не время было вспоминать старые обиды. Монголы одинаково угрожали и русским, и половцам» , что не соответствует исторической действительности. Вряд ли монгольские полководцы без особых на то причин рискнули вступить в сражение со свежим войском, имевшим превосходство в живой силе в несколько раз. Это могло быть равносильно самоубийству. Только за неимением другого выхода монголы были вынуждены принять бой с объединённой половецко-русской армией.
Однако русские князья, уверенные в своём многократном превосходстве, не сочли благоразумным принять предложение монголов и, чтобы продемонстрировать неизбежность войны и свою решительность, приказали варварски убить послов.
Убийство послов даже в военное время считается преступлением. Конечно, поступок русских князей вызвал справедливый гнев у всего монгольского войска, поклявшегося отомстить за соотечественников
Некоторые русские князья отказались принять участие в этой авантюрной выходке. В частности, великий князь владимирский Юрий Всеволодович обещал прислать ростовскую рать во главе со своим племянником, князем Василько Константиновичем, однако тот так и не явился.
Тем не менее под хоругви князей собралась внушительная сила: объединённая армия половцев и русских насчитывала 80 тысяч воинов, которая и двинулась на монголов. Никогда ещё Русь не знала такой многочисленной рати. И не будет знать вплоть до самой Куликовской битвы. Всё это свидетельствует о том, какое значение придавали князья войне с монголами. Одним флангом объединённой армии командовал половецкий хан Ярун.


Расплата князей за убийство послов

На семнадцатый день похода, когда союзники достигли реки Рось и остановились близ Олешьи, к ним пришли новые послы от монголов. Они сказали: «Если вы послушались половцев, послов наших перебили и все идёте против нас, то ступайте, пусть нас Бог рассудит, а мы вас ничем не трогаем.
 «На этот раз князья отпустили послов живыми», — со снисхождением пишет известный историк С.М. Соловьёв, как будто убийство послов — обыкновенное и даже естественное дело.
 Субедей, Джебе и Тохучар на военном совещании благоразумно отказались от открытого сражения с превосходящими силами врага. Было решено воевать не числом, а умением. Передовые части русско-половецкой армии перешли Днепр у островка Хортица и в тупили в бой с монголами, которые ударились в бега. Напрасно предупреждали русских князей о коварстве монголов половцы, испытавшие многое от своих кочевников-собратьев.
   Целых 12 дней продолжалось бегство монголов. Русские уже предвкушали победу. По мере погони дисциплина и организация русско-половецкой армии значительно ослабела. Именно в этот момент и начинается решающее сражение. 31 мая 1223 г монголы, пересев на отдыхавших запасных лошадей, дружно ударили по преследователям тогда, когда те менее всего ожидали этого. Всё было задумано и приведено в действие как идеальный часовой механизм. Ход конём, который сделали монгольские полководцы, был поистине великолепен. Отныне участь объединённой армии была предрешена.
   «Княжеские дружины вступали в бой по частям и сравнительно легко разбивались согласованными ударами монголо-татарской конницы», — пишет В.В. Каргалов. В этих строках проскальзывает стремление оправдать поражение русских и, следовательно, упрекнуть и даже обвинить монголов. Однако мы не можем не отдать честь военному гению главе всей кампании — Субедей-баатуру, который даже в критической ситуации обладал даром трезво оценить положение и сделать соответствующие ходы.
Повторимся, преднамеренное растягивание боевого порядка русских войск, изматывание противника и нанесение решающего удара — всё это было гениально задумано и претворено в жизнь.
Внезапный и сокрушительный удар свежей монгольской конницы дезорганизовал и парализовал союзников.
 Князь Мстислав, своей храбростью и дерзостью завоевавший почётное прозвище «Удатный» в прежних междоусобицах и войнах, на этот раз доказал, что он «удатен» и в других начинаниях.

 

Монголы

Русские воины времен битвы на Калке


В самом начале битвы он взял в плен монгольского сотника Гемябека, который из-за ранений не мог сесть на коня и отстал от своих.
Мстислав выдал его половцам именно для того, чтобы те предали сотника мучительной смерти. Вот такие люди и вынесли смертный приговор монгольским послам. На этом «похождения» Мстислава Удатного не кончаются. Получивший сокрушительный отпор, он вместе с Галицко-Волынским князем Даниилом Романовичем первым добрался до правого берега Днепра и в панике приказал уничтожить все русские ладьи, чтобы они не достались монголам, вместо того, чтобы попытаться организовать переправу соотечественникам.
Своим пораженческим поступком и настроем он обрёк на смерть всех своих соратников, остававшихся на левом берегу Днепра. Таким образом, Мстислав продемонстрировал, что он также «удатен» и в "жертвоприношении" соотечественниками.
Так как Мстислав Черниговский во время бегства не оставил заслона врагам, его рать стала лёгкой добычей для монголов, преследовавших её по пятам. Сам Мстислав Черниговский сложил голову вместе со своим сыном, былинным героем Александром (Алёшей) Поповичем, ставшим легендой ещё при жизни. Кроме него, во время бегства пали от рук преследователей и пять князей.
   Мстислав же Киевский расположился со своим войском на высоком холме, который был окружён со всех сторон наседавшими монголами. Начальники монгольского войска потребовали от русских сдаться на милость победителей.
Вождь бродников, союзников монголов, Плоскиня клялся: «Если вы сдадитесь, то монголы не прольют крови вашей» и уговаривал русских добровольно сложить оружие. В конце концов князь Мстислав, поверив клятвенным обещаниям Плоскини, говорившем, что условия капитуляции будут строго соблюдаться, решил прекратить безнадёжное сопротивление.
Однако монголы связали русских, положили их на землю, поверх настелили доски, воссели на них и принялись пировать, празднуя свою победу. Таким образом монголы сдержали своё обещание — обещание не проливать крови. Об этом пишет Л. Гумилёв: «...С точки зрения монголов, клятву они сдержали, а казнь явилась высшей необходимостью и высшей справедливостью, ибо князья совершили страшный грех убийства доверившегося. Заметим, что и по нормам современного права насилие над парламентёром строго осуждается и карается.»
Однако и в настоящие дни большинство русских историков не считают необходимым упомянуть о казни монгольских послов, и в то же время клеймят позором факт убийства Мстислава Киевского.
Мимоходом хотим заметить, что Л.Н. Гумилёв невольно стал объектом нападок. Историк И.Н. Данилевский в своей монографии "Русские земли глазами современников и потомков (XII—XIV вв.)" подвёрг жёсткой критике концепцию Л.Н. Гумилёва. В частности, он пишет: «...дело.., в увлечённости собственной теорией... Будучи евразийцем по убеждениям, Л.Н. Гумилёв всеми средствами — к сожалению, порой вопреки свидетельствам источников и здравому смыслу — доказывал благотворность восточных веяний в экономике, культуре и политике нашей страны, жестоко критикуя любую апелляцию к Западу», «к сожалению, дедуктивный метод (курсив И.Н. Данилевского), который избрал Л.Н. Гумилёв для своих исторических штудий, создаёт определённую предрасположенность...», «в рассуждениях Л.Н. Гумилёва меня порой поражает отсутствие нравственных критериев»


Роль битвы на реке Калке в истории

Вернёмся на берега Калки, окрасившейся в красный цвет. Поражение объединённой армии было абсолютным и безоговорочным. Было перебито более 70 тыс. воинов, на поле битвы сложили головы 6 князей и 70 бояр. Одни только киевляне потеряли десять тысяч воинов .
Военной истории известно немного случаев, когда одна сторона терпела столь сокрушительное поражение. По масштабам битву на реке Калке  можно сравнить с победой Ганнибала при Каннах над римлянами 2 августа 216 г. до н.э. и триумфом Наполеона под Аустерлицем, когда 2 декабря 1805 г. была повержена австро-русская армия.
К сожалению, по сих пор битва на Калке не нашла объективного освещения в русской историографии. В частности, в монографии «Сто великих битв», совместном труде целого коллектива учёных и исследователей, говорится, что русские потерпели поражение от превосходящих сил монголов.
Интересно, что монгольские завоевания XIII в., охватившие почти всю Евразию и наложившие свой отпечаток на её дальнейшую историю, представлена в этой книге лишь одним-единственным сражением на реке Калке.
Исследователи, объективно и беспристрастно относящиеся к событиям 1223 года, интерпретируют поражение русско-половецкой армии четырьмя основными причинами. Прежде всего, монгольская армия на целую голову, а то и на две, превосходила союзников по боевой выучке и тактике. Русский ратник в общем был неплохим воином, когда дело доходило до единоборства. Однако этот фактор не мог оказать существенного влияния на исход целого сражения. Во- вторых, действия половцев и русских были не то чтобы несогласованными — они были хаотическими. В довершение бед ни те, ни другие не имели полководца, достойного возглавить союзную армию. В-третьих, русские совершенно недооценили боеспособность и мощь монгольской кавалерии и, наконец, неправильно выбрали место битвы (в чём, скорее всего, заслуга стратега Субедей-баатура), которое, как по заказу, идеально подходило для неудержимой мобильной конницы кочевников.
Непревзойдённый полководческий талант монгольских военачальников и самоотверженность рядовых воинов стали в конечном итоге слагаемыми великой победы: превосходящие силы союзной армии прекратили своё существование. С тех пор, как стали воевать умением, такой, казалось, незыблемый прежде фактор как численное превосходство отошёл на задний план и перестал играть главную роль в войнах народов. И это умение (хитрость, мудрость, стратегия и т.п.) стало целой наукой выживания для малочисленных, но окружённых врагами воинственных народов.
Если полистаем страницы истории войн, то найдем такой факт: во время Беотийской войны 378—362 гг. до н. э. 5 августа 371 г. до н.э. близ города Левктры в ожесточённой битве фиванский царь Эпаминонд нанёс сокрушительное поражение превосходящим силам врага. Эпаминонд впервые в военной практике применил новинку — неравномерное распределение сил в центре и на флангах. Если спартанцы выстроились в равномерную фалангу глубиной в 12 шеренг, то Эпаминонд расположил свои войска так, что в центре и правом фланге было 8, а на левом крыле — 50 шеренг. Этим крылом и нанёс Эпаминонд страшный по силе удар, благодаря чему армия спартанского царя Клеомброта, превосходившая фиванцев в численности в полтора раза, была сокрушена и обращена в бегство.
Если сейчас Эпаминонда величают инноватором военного искусства и величайшим полководцем, то тактику монголов называют чуть ли не грязным обманом и шарлатанством.
Попытаемся посмотреть с другой стороны на Полтавскую битву 1709 г., занимающей одно из почётнейших мест в анналах русской военной истории. Русский царь Пётр I имел армию в 42 тыс. человек при 72 орудиях, тогда как шведский король Карл XII располагал 20- тысячной армией и всего четырьмя пушками. Нетрудно догадаться, у какой стороны наибольшие шансы на победу. Интересно, что после этой победы война длилась целых 12 лет. Полтавскую битву русские исследователи до сих пор величают беспримерным военным успехом. Действительно, после этого сухопутная война практически завершилась.
Монголы во время проведения каждой кампании ставили наиважнейшей целью нанести сокрушительный удар в первую очередь по живой силе врага, чтобы заставить их принять условия мира и тем самым избежать затягивания войны. Невозможно перечислить все ошеломляющие победы монголов, одержанные ими на реке Калке, при Легнице и на Сайо, когда были повержены превосходящие силы противника. Позднее Наполеон решительно порвал с расхожим мнением XVII в, — избегать генеральных сражений с тем, чтобы бесчисленными манёврами отрезать врага от коммуникаций и снабжения и заставить его капитулировать. Французский император всеми силами старался вызвать врага на главное сражение и нанести ему поражение. Кроме того, Наполеон перед началом военных действий посылал за необходимой информацией множество шпионов, которые проникали куда угодно. И этим корсиканский гений военного искусства тоже демонстрирует наследие Чингис-хана.


Поражение ничему не научило Русь

8 тыс. уцелевших и совершенно деморализованных русских ратников бежали к границам Руси. По их следам стремительно двигалась монгольская кавалерия. Русь, оставшаяся без защитников отечества, была в опасности. «И бысть вопль и плачь и печаль по всем градом, и по селом, — с горечью писал летописец. Вторжение монголов казалось неминуемым. Однако в этот самый момент их нагнал посол от Чингис-хана с приказом вернуться. Субедей-баатур,
Джебе-нойон и Тохучар-нойон повернули поводья лошадей к родным степям.
«Россия отдохнула: грозная туча как внезапно явилась над ея пределами, так внезапно и сокрылась. “Кого Бог во гневе Своём насылал на землю Русскую?” говорил народ в удивлении: "откуда приходили сии ужасные иноплеменники? Куда ушли? Известно одному Небу и людям искусным в книжном учении". — Селения, опустошённые Татарами на восточных берегах Днепра, ещё дымились в развалинах; отцы, матери, друзья оплакивали убитых; но легкомысленный народ совершенно успокоился, ибо минувшее зло казалось ему последним», — с сожалением писал известный историк Н.М Карамзин.
Историки часто подчеркивают то обстоятельство, что после поражения на реке Калке русский народ, к сожалению, не сделал никаких уроков. БД. Греков и А.Ю. Якубовский писали.

 

Воины времен битвы на Калке

Монгольские ханы пируют на телах русских князей


«Казалось бы, что русские князья должны были из этого первого столкновения с татарским войском извлечь для себя урок на будущее, но они этого не сделали и не смогли сделать, поскольку не могли при данных условиях преодолеть феодальную разобщённость, противоречивость интересов феодальных владетелей, делавших неизбежными бесконечные бессмысленные войны, не прекращавшиеся даже тогда, когда внешний враг находился в стране.»
Полное поражение на Калке произвело ошеломляющее впечатление на современников, что трудно найти летопись, которая бы не упомянула об этом событии.
Однако триумфальный поход монгольских полководцев был омрачён поражением от волжских булгар, заманивших степняков в засаду и внезапно напавших на них. Булгары-мусульмане считали монголов-язычников, преклонявшихся Вечно Синему Небу, безбожниками, которых необходимо истребить. Война с булгарами не входила в планы Субедей-баатура, он благоразумно отказался от бесперспективной резни и поспешил соединиться с главными силами монгольской армии. Таким образом на берегах Керулена и Онона закончился великий рейд «железных псов» Чингис-хановых. Незадолго до возвращения скончался несравненный Джебе-нойон.
Английский историк С.С. Уолкер отметил, что поход Субедея, Джебе и Тохучара по пройденному пути и данным сражениям значительно превосходит походы Александра Македонского и Ганнибала.
 «Поход Субедея и Джебе, продолжавшийся два с половиной года, позволил монголо-татарам непосредственно познакомиться с русскими войсками и укреплениями городов, а от многочисленных пленных они могли получить сведения о внутреннем положении русских княжеств, особенностях ведения военных действий в Северо-Восточной и Южной Руси в различное время года, о путях сообщения и возможных военных силах противника. Глубокая стратегическая разведка стран Восточной Европы была проведена».


Источники:

  • Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, Т. II СПб , 1884Соловьёв С.М. История России с древнейших времён. М., 1993. Кн 1. Т. 2
  • Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов М.—Л., 1950
  • Каргалов В.В. Народ-богатырь. М., 1971

 

{jcomments on}