Солдат удачиПравительство Московии не могло обойтись без западных технологий. Носителями  же военных знаний  в области применения пехоты и артиллерии были авантюристы. Любой солдат удачи при определенном везении  мог добраться до Москвы и предложить свою шпагу русскому царю или его боярам.


Когда пришлось решать серьезные внешнеполитические задачи и расправляться врагами на Востоке и на Западе, Грозному особенно понадобились и талантливые итальянские знатоки артиллерийского боя, и хладнокровные немецкие кормчие, готовые выйти ради добычи на разбой в студеные моря.
В годы Ливонской войны прибился к русской службе солдат удачи и  дерзкий адмирал датчанин Карстен Роде. Этот  Френсис Дрейк северных морей поставил дело на широкую ногу, едва не создал первый вариант русского Балтийского флота задолго до Петра Великого.
Датчане охотно помогали московитам бороться со шведами, стремясь ограничить шведскую активность на Балтике. Потому с молчаливого согласия датского короля Роде получил от грозного царя грамотку, которая и дозволяла ему топить и грабить вражеские корабли. Карстен Роде умело обратил царскую милость в звонкую монету, награбив за пару лет до полумиллиона серебряных талеров. Сумма фантастическая, почти мифическая. Под началом адмирала-пирата состояло шесть снабженных пушками судов разного водоизмещения, команды которых состояли из русских удальцов, из немцев, поляков и датчан.
Успехи Роде озаботили датчан, которые в конце концов арестовали отважного мореплавателя в Копенгагене. Переписка русского двора с датчанами не увенчалась успехом и вернуть ценного сотрудника московитам так и не вышло.
Венецианец  Марко Фоскарино удивлялся, сколь много специалистов артиллерийской службы в рядах московского войска. В Москву охотно приезжали не только итальянские кондотьеры, но и немецкие ландскнехты. Их даже допускали на пир царя в палаты. Активно вербовали иностранных офицеров и среди пленных поляков, ливонцев. Для них выделяли специальные денежные фонды. Военспецов жаловали мехами и  возами с зерном и прочим продовольствием. Правда, если военспец сохранял свое подданство, то его не жаловали землей.  Поместье полагалось только тем, кто переходил  в московское подданство и  принимал клятву на верность царю Ивану до гроба.

 

Наемники

Итальянские артиллеристы на русской службе


Большую помощь оказали немцы и поляки армии царя Ивана Грозного, когда пришлось отражать летом 1572 года нападении стотысячной орды крымского хана Девлет Гирея. Из немецких ландскнехтов по приказу воеводы Воротынского сформировали особую группу. От нее  требовалось выполнить диверсионные задания в тылу татар -- уничтожать переправы, сжигать запасы продовольствия, портить колодцы, устраивать пожары в лесостепной полосе.
В русских списках и сегодня мы читаем имена тех немецких людей. например, с 1570 года служил в царском войске некто   Юрген фон Франсбах, капитан из немецкой земли,  родом из Эзеля. При нем числилось сотня его земляков, дравшихся с татарами.
Оказались в царском войске и воинственные шотландские горцы. А дело было так. Под эстонским городом Везенбергом в 1574 году  подрались наемники -- немцы и шотландцы. Дошло до пролития крови. Погибло в рукопашной схватке свыше 300 человек с той и другой стороны. Но победа досталась немцам.

 

Западные наемники

Капитан ландскнехтов и его драбанты. С германской гравюры 16 века.


Шотландцы плюнули на ливонскую службу и направились к московитам, чтобы только отомстить немцам. Так под началом воевод Грозного  стали служить 85 сынов шотландских гор. Ими руководили  Джеймс Лингет и Габриэль Эльфингстоун.
К закату правления Ивана грозного в Москве образовалась целая слобода для наемников на  речке Яузе, прозванная в народе "Болвановкой". Наемники слабо  понимали русскую речь, потому и москвичи нередко ругали нехристей. Всего в войсках царя насчитывалось в 16 веке до пяти тысяч иностранных военнослужащих.
 {jcomments on}