ПрокопПоход таборитов в Моравию продолжался и после смерти Жижки. Таборитами командовал Ян Гвезда. Во главе пражских войск стоял Сигизмунд Корибутович. Войска таборитов и их союзников заняли несколько районов Моравии, осадили и разрушили ряд монастырей. Но вскоре гуситское войско двинулось на север, а затем вернулось в Чехию. После смерти Яна Жижки во главе войск, находившихся ранее под его непосредственным командованием, встал Кунеш из Беловице. Ближайшими его помощниками являлись бывший ремесленник из Праги Велек Кудельник и Ян Краловец. С этого времени «сироты» во всех решающих случаях военной истории  выступают бок о бок с таборитами, которыми командовал Ян Гвезда, Богуслав Швамберк, Ян Рогач и другие опытные военачальники.

В начале 1425 г. табориты и «сироты» предприняли совместный поход против нарушивших соглашение пражских чашников, а также провели успешные военные действия в Градецком крае. В конце лета табориты и «сироты» выступили против нового союза панов-чашников и пражан. Наиболее ожесточенные столкновения происходили в районе Седльчан. Объединенным войском таборитов здесь командовал Ян Гвезда. При осаде крепости Вожице он был тяжело ранен, и в октябре этот выдающийся народный полководец, друг Желивского и соратник Жижки умер. Накануне смерти Ян Гвезда из Вицемилиц пережил последнюю радость: пражане прислали к нему как к главе таборитов послов просить мира. Осажденная крепость капитулировала. Выполняя распоряжение умирающего полководца, табориты и «сироты» отпустили пленных, но крепость Вожице разрушили и сожгли.
Осенью 1425 г. табориты и «сироты» вновь действовали в Моравии. Отсюда, преследуя отступающего врага, они двинулись на юг и вскоре перешли границу Австрии. Укрепленные замки феодалов брались с боя. При штурме замка Рец погиб еще один таборитский гетман — Богуслав Швамберк. Поэтому, когда в конце 1425 г. гуситские войска возвратились в Чехию, у них осталось мало старых, опытных и прославленных вождей. На их место выдвинулись новые талантливые руководители.

Прокоп Великий -- вождь таборитов


Наиболее выдающимся из них был Прокоп, которого современники называли Великим, а иногда еще и Голым.
Биография Прокопа почти неизвестна. Считают, что он происходил из богатой семьи и в молодости побывал в Германии, Италии, Испании и Палестине. Возвратившись на родину, Прокоп стал священником. Подобно Желивокому, Прокоп был последовательным защитником интересов народа. В 1421 г. он попал в тюрьму, причем спасся от верной смерти только благодаря одному из выступлений пражского плебса.
В начале 1426 г. над Чехией снова стали собираться грозные тучи. Император Сигизмунд все еще не терял надежды сломить сопротивление чешского народа. 19 мая 1426 г. .в Нюрнберге был созван имперский сейм, на котором присутствовал папский уполномоченный — легат-кардинал Орсини. Несмотря на то, что среди феодалов Германии шла бесконечная грызня, на сейме все же был выработан план совместного наступления, который предусматривал одновременное нападение на Чехию со всех сторон. С севера в Чехию должны были вторгнуться войска герцога Саксонского, с юго-запада — пфальцграфа рейнского, со стороны Моравии должен был идти герцог Австрийский. Кроме того, под давлением папы в войне против гуситов согласились участвовать польский король и многие мелкие немецкие князья. Главной ударной силой этого похода являлись войска Фридриха Саксонского.
Страшная угроза привела к новому временному объединению таборитов и «сирот» с пражанами. Военные руководители гуситов правильно определили, что наиболее угрожаемым участком является северо-западная Чехия, и они двинули туда свое войско. Отметим, что еще с осени 1425 г. отдельные таборитские отряды действовали во владениях Фридриха Саксонского. Теперь они усилили свои удары, очищая от саксонских феодалов города и замки и нанося удары католическим панам. Главнокомандующим объединенным гуситским войском летом 1426 г. был назначен Прокоп. Вскоре гуситское войско подошло к Усти — хорошо укрепленному городу, в котором засел большой вражеский гарнизон, и осадило его.

Битва при Усти, 16 июня 1426 года


ТаборитыВ середине июня интервенты перешли границу. Они стремились снять осаду с Усти и вскоре приблизились к гуситским войскам. Наемное войско императора численностью превосходило гуситское. По подсчетам современников, на каждого чеха приходилось до пяти немцев. Опасаясь одновременного удара императорских войск и вылазки гарнизона Усти, Прокоп отвел свои отряды от стен осажденного таборитами города на одну из ближайших возвышенностей, с большим умением избрав новую позицию. Теперь гуситы стояли лагерем на холме между двумя ручьями, окружив себя двойным кольцом возов.
Еще до начала военного столкновения чехи предложили вражескому командованию по возможности смягчить ужасы войны: щадить пленных, оказывать помощь раненым и т. д. Немецкие феодалы наотрез отказались от этих гуманных предложений. Тогда гуситы перешли в свою очередь к беспощадным действиям против интервентов.
В жаркий полдень 16 июня 1426 г. начался жестокий бой. Сначала немецкие рыцари, используя свой количественный перевес, довольно успешно атаковали возовую оборону Прокопа и прорвали наружную линию укреплений. Однако народные воины не дрогнули. Гуситы открыли с флангов сильный огонь, а также умело действовали цепами и крючьями, стягивая рыцарей с коней и добивая их на земле. Но вот Прокоп подал сигнал к контратаке, и гуситы ринулись на врага. Неприятель не выдержал бурного натиска чехов, его колонны смешались, сбились в кучу, а затем обратились в бегство. Гуситы преследовали бегущих, не давая им пощады. На всем пути отступления врага — от Усти до сел Пржеблице и Грабовице табориты уничтожили более десяти тысяч захватчиков. Помимо этого чехам достались большие трофеи: возы, орудия, знамена и множество богатых палаток.
Битва при Усти явилась в ходе гуситских войн одним из самых кровопролитных и решительных сражений. Поражение интервентов ускорило сдачу осажденного гарнизона Усти и переход города в руки гуситов. Главнокомандующий гуситов Прокоп хотел довершить победу преследованием бегущего врага всеми силами, чтобы окончательно уничтожить его. Однако это предложение было отклонено чашниками, которые вновь откололись от других гуситских сил. Удобный момент для полного разгрома врага был упущен. Таким образом, новое предательство чашников, их раскольнические действия свели почти на нет результаты блестящей победы гуситов у Усти.

Битва при Цветтле: новая победа гуситов Прокопа


Летом 1426 г. табориты и «сироты» продолжали военные действия на севере Чехии. Они сражались с панами-чашниками, которые вступили в сношения с внешним врагом. Одной из главных военных операций того времени явилась осада замка Подебрад. Тринадцать недель войско Прокопа безуспешно осаждало хорошо укрепленный замок, но взять его не удалось. Однако опыт этой осады не пропал даром —.в дальнейшем Прокоп, как правило, не стремился к захвату каждой вражеской крепости. Вместо этого гуситы обходили хорошо укрепленные пункты, углубляясь далеко в тыл противника.
Пока табориты стояли под Подебрадом, австрийский герцог неожиданно осадил моравскую крепость Бржецлав, при этом он надеялся на помощь панов-предателей. Однако таборитский гарнизон упорно и стойко оборонял город, а в ноябре к ним на помощь подошел Прокоп Великий, оставивший осаду Подебрада, и разбил австрийских феодалов.
Блестящий прорыв гуситов к Бржецлаву и снятие с него осады показали, что попытка одновременного охвата Чехии врагом со всех сторон потерпела крах. Для окончательной ликвидации этой угрозы табориты и «сироты» в свою очередь подготовили и провели контрудар против Альбрехта Австрийского в его собственных владениях. 12 марта их войско под командованием Прокопа подошло к городу Цветтль и осадило его. 14 марта чехи нанесли австрийским феодалам крупное поражение.
В битве у Цветтля события развивались так же, как и в сражении при Усти. Сначала атака немецких рыцарей имела некоторый успех, но затем табориты и «сироты» обрушились на фланги австрийцев, смяли их и нанесли врагу страшный урон. Немецкие летописцы исчисляют потери войск австрийского герцога в этой битве несколькими тысячами человек. В числе многочисленных трофеев победителям досталось знамя австрийского командующего.
Это была первая крупная победа восставшего народа, одержанная на вражеской территории. Весенний поход 1427 г. в Австрию открывал новую страницу в истории гуситских .войн. Если в прошлом гуситы почти не совершали походов за рубежи своей родины, то победа у Цветтля положила начало их многочисленным рейсам по глубоким тылам врага, справедливо получившим название «блестящих походов».
Победа у Цветтля предотвратила опасность удара с юга. Теперь нужно было сорвать намечающееся наступление противника с севера. В середине мая Прокоп и Кудельник во главе отрядов таборитов и «сирот» перешли северную границу и нанесли ряд чувствительных ударов силезским феодалам. Немецкие князья не осмеливались выступать против таборитов в открытом поле, при первом же появлении таборитских воинов они обращались в паническое бегство. Табориты преследовали врага до ворот Циттау, нанося ему большой урон.

Силезский поход гуситов: удар по крестоносцам


Затем табориты, поддерживаемые крестьянами Силезии, двинулись в глубь страны. Они разоряли имения феодалов и монастыри, расправляясь без всякого сострадания с захваченными феодалами и католитическими попами. В Силезии они заняли ряд городов. Силезский поход дал таборитам богатую военную добычу.
Успехи таборитов в Силезии и на этот раз спутали карты врагов Чехии. Войска силезских князей были рассеяны, и им было теперь не до вторжения в Чехию. Таким образом было разбито одно из составных звеньев цепи, которой европейская феодально-католическая реакция рассчитывала удушить гуситов. Общий натиск врага оказался значительно ослабленным. Крестоносцы не смогли соединить наступление на Чехию с запада с одновременным натиском с севера и юга.
15 июля 1427 г. славные воины таборитов и «сирот» с триумфом вступили в Прагу. Простой люд столицы с восторгом встречал войско Прокопа Великого. Но оно оставалось в Праге недолго. Уже через несколько дней табориты вместе с «сиротами» выступили на запад, навстречу новому удару врага.
Дело в том, что в середине лета 1427 г. немецкие феодалы закончили, наконец, свои военные приготовления. На этот раз и у них появились возы и легкая артиллерия. Кроме германских феодалов, в новом крестовом походе против Чехии принимали участие рыцари и войны из различных стран Европы, в том числе отряд английских лучников. Этот отряд привел в Чехию родственник английского короля кардинал Генрих Винчестерский, которого папа назначил своим легатом во время похода.
В этот крайне напряженный для Чехии момент паны-чашники стали готовиться к нанесению предательского удара в спину народным войскам. Они завязали переговоры с верхушкой пражских чашников, а также заключили тайный договор с одним из злейших и давних врагов Чехии — Фридрихом Бранденбургским, обязуясь выдавать ему военные планы гуситов, сдавать города, защищавшие подступы к Праге. Больше того, изменники обещали в случае успеха крестоносцев сдать им и Прагу. Но их черным планам не суждено было осуществиться, хотя поначалу и казалось, что теперь Чехии не устоять перед натиском врагов...

 

Таборитский лагерь

 

Чехии угрожает агрессия крестоносцев


В начале июля крестоносцы в ряде мест перешли границу Чехии. С севера шли отряды саксонских феодалов, с запада двигался Фридрих Бранденбургский. Вновь запылали села и города страны, чешский народ снова подвергся насилиям, убийствам и грабежам.
Продвинувшись в глубь Чехии, войска интервентов соединились у Стршибро и осадили немногочисленный таборитский гарнизон этого города. Несмотря на отчаянное положение осажденных, которых было всего двести человек, народные воины доблестно отражали все атаки превосходящих сил крестоносцев, упорно удерживая город.
Героическая оборона Стршибро, оттянувшая на себя значительные силы противника, позволила гуситам собрать свои войска у Рокицан и направить их к Стршибро. Одного слуха о приближении войск грозного Прокопа оказалось достаточным для того, чтобы доблестные рыцари, бросив осаду, обратились в паническое бегство.
Почему же бежали крестоносцы? Это объяснялось тем, что в войске интервентов было много насильно взятых на военную службу крестьян, и рыцари боялись, что их собственные слуги и воины вступят в контакт с гуситами и обратят оружие против своих господ...
И крестоносцы бежали, в беспорядке бросая награбленную добычу и боевые возы, которые они завели в подражание таборитам. Лишь у Тахова Генриху Винчестерскому удалось остановить бегущих и сколотить из них несколько отрядов. Однако при первом известии о приближении чехов они снова бежали. Это произошло 4 августа. В руки таборитов и «сирот» вновь попали богатые трофеи. 14 августа был взят и Тахов. Хотя этот город являлся гораздо более сильной крепостью, чем Стршибро, где незадолго до этого две сотни таборитов успешно выдержали осаду крестоносцев, и хотя в Тахове сосредоточилось немало кГрестоносцев, враги не смогли оказать сопротивление яростному натиску народных воинов. Тахов и Стршибро превратились теперь в оплоты таборитов и «сирот» на западе Чехии.
Так бесславно и позорно закончился четвертый крестовый поход против восставшей Чехии. Чешский народ и его талантливый полководец Прокоп Великий сумели и на этот раз разгромить интервентов, лишив их сначала южного, а затем и северного плацдарма, и тем самым заставили наступать лишь с одной стороны вместо намечавшегося первоначально охвата Чехии со всех сторон. На некоторое время вновь ослабла непосредственная угроза интервенции. Чехия получила небольшую передышку.{jcomments on}