Новости

Боевой опыт

Военная история

Вооружения

Армии мира

Византийская армияВ результате военной реформы конца III - первой трети IV в. римские вооруженные силы были разделены на две части: мобильные войска comitatenses («полевая армия, мобильная армия») и limitanei («пограничные контингенты»). В правление Диоклетиана (284-305) большая часть войск размещалась вдоль границ, но уже при Константине I (306-337) произошло значительное увеличение численности comitatenses за счет limitanei. В IV столетии полевая армия неоднократно подвергалась переформированию, изменялся ее численный состав и система военных командований. После 395 г. мобильные войска Восточной Римской империи были разделены на пять частей и размещены в различных районах под командованием magistri militum («военных магистров»). Две полевые армии располагались на Балканском полуострове, во Фракии и Иллирике, одна находилась в Сирии и Палестине и еще две - в окрестностях Константинополя, составляя стратегический резерв (comitatus praesentales, «презентальные армии»). Командовали ими, соответственно, magister militum per Thracias, magister militum per Illyricum, magister militum per Orientem и два magistri militum praesentales.


Comitatenses длительное время являлись наиболее боеспособной и привилегированной частью византийских вооруженных сил. В исследовательской литературе отмечается, что в VI в. мобильные армии вновь подверглись реформированию. В частности, в правление Юстиниана I (527-565) для ведения боевых действий в Закавказье была сформирована еще одна полевая армия под командованием magister militum per Armeniam. Кроме того, в первой половине VI    в. произошли значительные изменения в сфере тылового обеспечения мобильных войск.
Несмотря на то, что в ранней Византии военная администрация была отделена от гражданской, обязанность снабжения comitatenses была возложена на викариев и префектов провинций.
Пограничные контингенты византийских вооруженных сил не отличались высокой боеспособностью, но при этом многократно превосходили по численности полевые армии. В источниках IV-V вв. отмечается постепенное усложнение системы командования в приграничных районах. Со времен Диоклетиана за оборону отдельных участков границы отвечали дуксы. Византийские императоры следили за тем, чтобы первоначально каждому из них были подчинены по два легиона и отряды вспомогательных войск. Однако из-за постоянного перемещения воинских контингентов, формирования временных группировок, утраты или, напротив, присоединения территорий старая система командования исчезает уже к концу V в. Под началом некоторых дуксов сосредотачивались значительные силы и происходило формирование крупных провинциальных военных группировок («провинциальные армии», «региональные армии»). В некоторых случаях эти формирования немногим уступали по численности мобильным силам comitatenses. Логичным завершением данного процесса стало переподчинение дуксам некоторых подразделений полевых армий.

Византийцы


В то время, когда на некоторых участках границы концентрировалось значительное количество войск, на других ощущался их недостаток. Неоднократные попытки навести порядок давали только временный эффект. Вскоре происходил возврат к прежней ситуации. Кроме того, из- за нехватки войск происходила постепенная варваризация пограничных контингентов, широкое распространение получила практика привлечения к обороне границ федератов (foederati).
Другая проблема, связанная с limitanei, заключалась в слишком высоких расходах на их содержание. Помимо затрат на материальное обеспечение пограничных сил, государству приходилось тратить колоссальные денежные суммы на ремонт старых и строительство новых оборонительных сооружений. Византийские императоры так и не смогли уменьшить издержки. Стремление снизить расходы казны привело, в конечном итоге, к изменению статуса воинов пограничных контингентов. В правление Юстиниана limitanei были лишены денежных выплат и отныне должны были не только оборонять пограничные крепости и города, но также обрабатывать землю, чтобы прокормить себя и свои семьи. Кроме того, за жителями приграничных районов законодательно закреплялась обязанность несения наследственной службы.
Известно, что Восточная Римская империя придерживалась ярко выраженной оборонительной политики. В целом организационные структуры, система командования и способы комплектования вооруженных сил IV-V вв. соответствовали стратегии активной обороны. Однако в 20-30-е гг. VI в. внешнеполитический курс империи изменился. В правление Юстиниана I была предпринята попытка восстановления империи на Западе. Оставляя без специального рассмотрения идеологические и экономические причины данного явления, отметим, что императорская армия оказалась плохо подготовленной к наступательным действиям. Одновременно с этим на дунайской и восточной границах Византия продолжала придерживаться оборонительной стратегии.

 

Воины Византии

 


Для реализации новых внешнеполитических задач в вооруженных силах были проведены реформы, которые фактически ликвидировали различия между полевыми армиями под командованием magistri militum и региональными военными группировками под руководством dux. Отныне всякий раз при организации крупного военного похода формировалось войско, составленное как из соединений мобильных армий, так и из провинциальных отрядов. Например, в походах Велизария в Северную Африку и Италию принимали участие контингенты из Армении, а воинские формирования из Фракии неоднократно воевали на Востоке. Широкомасштабные завоевательные экспедиции, в ходе которых решалась участь целых государств и народов, имели ярко выраженный экстраординарный характер. Старая система военных командований в этих условиях оказалась неэффективной. С 30-х гг.
VI    в. командующие стали наделяться чрезвычайными полномочиями, причем не только в военной, но также в административной и судебной сферах.
Агрессивная внешняя политика Юстиниана I принесла значительные плоды: в 30-50-е гг. VI в. к Византии были присоединены Италия, Сицилия, Северная Африка и часть Испании. Однако после этих завоеваний возникла проблема организации управления данными территориями, которую Юстиниан и его преемники на императорском престоле решили путем объединения военной и гражданской власти в руках одного должностного лица. Как правило, это был военачальник, командовавший размещенными в регионе контингентами (numeri).
Кроме того, по мере формирования в его подчинение передавались финансовые, налоговые и судебные структуры. Подобным образом управление было организовано не только в префектурах Италия (magister militum per Italiam) и Африка (magister militum per Africam), но и в провинции Испания (magister militum per Hispaniam). Аналогичная система управления еще в конце V в. существовала в Исаврии и Аравии (dux et praeses Isauriae, dux et praeses Arabiae), а при Юстиниане I под управление дук- сов были переданы также провинции Писидия, Ликаония, Пафлагония, Каппадокия и Фракия. Однако в эволюции провинциальных органов управления существовала и противоположная тенденция. В Египте, например, командные функции, как и руководство всеми вооруженными формированиями, были переданы гражданскому должностному лицу (praefectus augustalis).
После смерти Юстиниана I принципиальных изменений в организационных структурах византийской армии не произошло. В правление Юстина II (565-578), Тиверия II Константина (578-582) и Маврикия (582-602) обе вышеуказанные тенденции сохранялись. Наступательные действия по-прежнему велись специально собранными армиями, которые после завершения похода расформировывались. Слияние военных и гражданских структур в управлении провинциями также продолжилось. Об этом свидетельствует, в первую очередь, создание в 80-е гг. VI в. Итальянского и Африканского экзархатов.
Первоначально на территории Италии и Северной Африки были размещены numeri из состава экспедиционных армий. Со временем они стали пополняться за счет местного населения, но этих мобилизационных ресурсов было недостаточно и потребовалось привлечение дополнительных сил из других регионов империи. Однако постоянные военные действия, развернувшиеся в конце VI - начале VII в. на дунайской и восточной границах Византии, не позволяли регулярно отправлять войска в Равенну и Карфаген. В расчете на то, что экзархи сумеют организовать оборону своими силами, император Маврикий предоставил им беспрецедентные властные полномочия. Эти планы были реализованы только частично. В Италии византийские войска не смогли остановить наступление лангобардов, и контроль над значительной частью территории Равеннского экзархата был утрачен. В Северной Африке, напротив, обстановка стабилизировалась. Следует также отметить, что военные силы африканского экзархата сыграли значительную роль в свержении Фоки (602-610) и воцарении Ираклия (610-642).

 

Армия Византии

 


Таким образом, к началу VII в. византийская армия представляла собой многочисленную, но плохо организованную силу. Собрав лучшие войска вместе, империя была в состоянии вести успешные военные действия против одного внешнего врага. Однако противостоять противнику на нескольких направлениях императорская армия уже не могла. Крайне запутанная система военных командований, снижение боеспособности пограничных контингентов, проблемы со снабжением и финансовым обеспечением войск только усугубляли ситуацию. Военно-политическая катастрофа 602 г. ускорила деградацию военной системы. Фактически после захвата Константинополя войсками Фоки вооруженные силы Византии уже не представляли собой единой организационной структуры. Армия распалась на несколько группировок под руководством влиятельных военачальников, которые получили возможность совершенно самостоятельно выстраивать взаимоотношения как со столицей, так и с местными гражданскими властями. Большинство из них не признали власти узурпатора, который, по сути, также являлся предводителем одной из подобных военных группировок66.
Политическая борьба между военачальниками завершилась в 610 г. победой Ираклия, но это не означало немедленного восстановления прежней структуры вооруженных сил. Возможно, новому императору потребовались бы для этого долгие годы, но внешнеполитический фактор ускорил данный процесс. Быстрое продвижение персидских армий в Закавказье, Месопотамии и Сирии вынудило разрозненные и потерявшие управление византийские отряды отступить в Малую Азию. На Балканах войска также покидали приграничные районы и концентрировались во Фракии. Угроза полного разгрома и уничтожения вынудила многих командиров признать власть нового императора, а у Ираклия, тем самым, появилась возможность сформировать боеспособную полевую армию.
С 622 по 628 г. Ираклий предпринял против персов несколько военных походов. Следует отметить, что никаких принципиальных изменений в организации полевых армий в эти годы не произошло. Для похода вновь собирались наиболее боеспособные части, как это происходило во времена Юстиниана и Маврикия. От того, что в войске Ираклия появились отряды конных лучников и почти отсутствовали пехотные контингенты, общая стратегия ведения боевых действий изменилась мало. Напротив, в 20-е гг. VII в. она проявилась наиболее ярко, так как любая крупная неудача императорских войск могла привести к гибели Византии. В ситуации, когда решалась судьба империи, Ираклий предпочел оставить без военных сил не только отдаленные пограничные провинции, но даже Египет и Малую Азию. В итоге над державой Саса- нидов была одержана блестящая победа, но одновременно с этим были потеряны некоторые пограничные регионы на Западе и полностью разрушена система обороны границ на Востоке.
Несмотря на одержанную победу, Византия находилась в крайне сложном положении. В течение длительного времени империи приходилось вести военные действия сразу на нескольких направлениях, причем на своей территории. Это привело к большим человеческим жертвам, разрушению инфраструктуры, колоссальным финансовым затратам. Почти все крупные города, включая Константинополь, либо подвергались осадам, либо были захвачены и разграблены вражескими войсками. Население восточных и балканских провинций утратило доверие к императорской власти, которая допустила столь масштабные бедствия. Фактический распад империи на несколько частей, который имел место в правление Фоки, также не прошел бесследно. Столичные и провинциальные органы гражданского управления не могли эффективно выполнять свои функции, постоянно сталкиваясь с проявлениями регионального сепаратизма.
В сложившейся ситуации император Ираклий должен был проявить себя как талантливый администратор, способный наладить управление и, по возможности, способствовать скорейшему восстановлению разрушенного войнами хозяйства страны. Вне всякого сомнения, он был хорошим военачальником, который пользовался заслуженной популярностью среди солдат и командиров. Однако его достижения в сфере гражданского управления оказались весьма скромными.
Посещение императором Сирии и Палестины в 629/630 г., по всей видимости, способствовало началу преобразований в административной сфере. Однако период мира был слишком непродолжительным. Уже весной 634 г. начались боевые действия против арабов, к которым Византия оказалась не подготовлена. За пять лет, прошедших после окончания войны с Ираном (629-633), в ближневосточных провинциях не удалось восстановить ни военную инфраструктуру, ни систему гражданского управления. В этих условиях единственным вариантом ответных действий против арабов являлась организация мощного контрнаступления. Следует отметить, что подобной стратегии Ираклий придерживался даже после поражения византийских войск при Йармуке в августе 636 г., вплоть до чумного года 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить