Японский мечО сказочной стране Японии европейцы впервые узнали из рассказов итальянского путешественника Марко Поло (1254-1323 гг.), описавшего в своей «Книге чудес» богатый остров Зипангу, о котором он слышал, пребывая в Китае. Но сам он в Японии не бывал. Первыми европейцами, вступившими на землю Японии в 1543 г. стали три португальца, находившиеся на борту китайской джонки, принесенной штормом к берегу острова Танэгасима. Это послужило толчком к налаживанию связей японского правительства с Португалией, а затем с Испанией, Голландией и Англией. При этом перемещение европейцев в стране было ограничено, многие обычаи им были непонятны, потому что совершенно не походили на те, с какими европейцы сталкивались прежде. Это дало повод к зарождению многих легенд и небылиц о Японии и японцах, в которые верили европейцы. Но что же на самом деле представлял собой этот народ?

Первые сведения о японцах в Европе    
   Первое письменное свидетельство, принадлежащее очевидцу, появилось в 1549 г. Христианский миссионер Франсиско Ксавье (1506- 1552 гг.) в своем письме рассказал о японцах: «...Прежде всего, люди, с которыми мы здесь говорили, лучше всех, открытых нами до сих пор. Это люди... в большинстве своем добрые и бесхитростные, люди удивительной чести, которые ценят ее больше всего на свете. Народ этот в большинстве своем беден, и бедность, как среди людей благородных, так и среди остальных, не считается позором. ...Эти люди чрезвычайно вежливы в общении друг с другом, очень ценят оружие и полагаются на него. ...Они не терпят ни малейшей обиды, ни даже небрежно сказанного слова. ...Бог дал нам милость, приведя в эти земли, где отсутствует изобилие. ...(В Японии) не убивают и не едят того, кого выращивают. Иногда едят рыбу. Есть рис и пшеница, хотя и не много. Есть много трав, которыми они питаются, и фруктов. Люди живут чудо как чисто и среди них есть много стариков...».
Первое свидетельство на русском языке — «Космография» — составлено по западным источникам в 1670 г.: «Японские люди многосмышлены, доброобразны, памятны. Нищих и убогих нет. Друг друга ссужают, и обнищать не дадут. Природою жестоконравны. Татей и всяких воровских людей не любят, проклинают. А кто на лжи клянется, того не любят и дивятся тому. Всяких премудростей искатели. К работам терпеливы... Обид ни от кого терпеть не любят. Ко всякому воинскому оружию имеют охоту. От 12 лет за оружие принимаются, препоясывают корды (короткий меч) и сабли, и всякое оружие... Служилых людей меж собой почитают и в чести имеют...».
Японские обычаи, пока они не противоречат европейским взглядам, а некоторые даже приближаются к европейскому идеалу жизненного уклада, воспринимаются весьма благосклонно. Но многое все-таки вызывало недоумение и возбуждало интерес к этой далекой стране.
Японский обычай вспарывания собственного живота казался европейцам столь удивительным, что, например, Франсуа Карон (побывавший в Японии в середине XVII века), издав в 1662 г. книгу, писал: «Народ их так свиреп и мстителен, что за малую досаду, которую получают, ежели они не могут того же часа отмстити, то убиваются между собой распоротием чревес своих крюками... Ни единого народа не имеется в свете, который бы так мало боялся смерти и не имел бы склонности к суровости, как этот».
О пренебрежении японцев к смерти, их удивительном умении владения холодным оружием и необычайной стойкости в бою рассказывали моряки и солдаты, чьи корабли в южных морях подвергались нападениям японских пиратов — вако, терроризировавших побережья Китая, Кореи и Филиппин.
Рассказы эти, один невероятнее другого, породили в XVII веке в Европе первую волну увлечения Японией. Но поскольку информации было очень мало, и к тому же она искажалась, то увлечение это вылилось в «псевдояпонский» стиль, который проявил себя, в частности, применительно к европейскому оружию. По отдельным заказам европейские оружейники изготавливали экзотические сабли с украшенным диском вместо крестовины и цилиндрической рукоятью, которая была чуть длиннее обычной. Техника же фехтования японским мечом оставалась в Европе неизвестной, поскольку для европейского оружия была не применима и потому рассматривалась как некий «курьез». Если европейские художники и изображали сражающихся японских воинов, то выбирали самые необычные стойки и ситуации, поражающие воображение зрителя. Примером может служить гравюра середины XIX века «Поединок на мосту», выполненная с более ранней иллюстрации.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить