Новости

Боевой опыт

Военная история

Вооружения

Армии мира

Русские первопроходцы СибириВ годы  присоединения Западной и Южной Сибири к Российскому государству на ее территории по разным причинам оказывались представители различных европейских государств. Европейцы находились на службе у московских царей, некоторые из них были сосланы в Сибирь или являлись участниками посольских и других миссий, проезжавших по сибирским территориям. Многие из них записывали свои впечатления о пребывании в России. Кроме общих страноведческих сведений, особенностей менталитета и т. д., они упоминали в своих записках некоторые аспекты военной культуры русского и сибирского населения. Их сочинения, наряду с другими, весьма информативными источниками - вещественными, иконографическими, фольклорными, русскими письменными летописями, «скасками», «отписками» - являются ценным источником о характере вооружения и особенностях военного дела русских и «татарских» воинов в Сибири. В них нашли отражение сведения о военных событиях, в которых принимали участие русские воины, а также о возможных угрозах со стороны сибирских татар и других тюркских и монгольских государственных образований на юге сибирского региона. Эти данные были обобщены и проанализированы М.П. Алексеевым.


   К началу XVII в. в европейской литературе уже имелись некоторые сведения о Сибири, в том числе о военном искусстве русских и «татарских» сибирских воинов. Так, английский дипломат и представитель английской московской компании Джером Гарсей, который побывал в России несколько раз в период с 1573 по 1591 гг., составил трактат, который на русский язык переводят как «Записки», или «Рассказ» о Московии. Автор упоминает о пленниках, угнанных в Татарию после ливонской войны, и о «жестоких, немилосердных татарах», которые служили в рядах войска Ивана Грозного. Д. Горсей пишет также о направлении в «землю Сибирь» вооруженного отряда для завоевания территории, которая славилась своими соболями. Поход длился полтора года, было присоединено «1000 миль», а в ходе этой военной экспедиции был пленен сибирский хан - «Chare Sibersky». Со своими знатными подданными он был отправлен в Москву под охраной солдат и артиллеристов, с почетом доставлен в столицу. О диких, варварских татарах, живущих на берегу Волги, он упоминает также в связи с описанием волжского торгового пути. Именно из-за них, по его мнению, он очень безлюдный и опасный.
   К XVII в. относятся записки неизвестного немецкого офицера, участника отряда полковника И. Эграта, который оказался в Сибири в 1666 г. Автором был отмечен чрезмерно воинственный и агрессивный характер джунгаров, приведены некоторые особенности ведения ими и башкирами конного боя - умение атаковать противника рассыпным строем, меткая стрельба из лука с лошади на полном скаку, а также внимание этого иностранца привлекли джунгарские сабли.
   Одним из самых привлекательных для иностранцев сюжетов сибирской истории был поход казачьего отряда атамана Ермака. Я. Рейтенфельс, побывавший в России в 1670-1672 гг., называет его «неким разбойником», который сумел завоевать Сибирь с небольшим отрядом в шесть сотен воинов. Этот автор отметил, что проводниками русских военных отрядов в Западной Сибири и на Енисее были татары и тунгусы. Он указал также, что в русскую армию при необходимости призывают калмыков, тунгусов, черемисов, черкесов. Наилучшим родом войск является у русских пехота. Разные роды войск используют разное оружие. Всадники пользуются кривыми короткими саблями, стрелами и копьями, в качестве защитного вооружения используют железные кольчуги.
Стрельцы вооружены саблями и самопалами, «называемыми ими колесчатыми». Остальные вступают в бой «с легче переносимыми огнестрельными орудиями». Им также упоминаются пушки.
Я. Рейтенфельс отметил высокую популярность в войсках деревянных лыж в зимнее время, которые имеют загнутые вверх передний и задний края и привязываются к подошвам обуви. Русские воины обучены бегать на лыжах «с невероятною быстротою по льду и по самым глубоким снегам». Он также привел некоторые примеры тактических приемов в русской армии, такие как - фальшивые отступления, бой врассыпную, засады, окружение врага. Он даже сравнивал русскую тактику ведения боя со скифской, говоря, что они «в начале боя действуют горячо, как большинство народов скифского происхождения». Я. Рейтенфельс утверждает, что, в силу неспокойного положения, в русской армии даже в мирное время служило 100 тысяч человек, большая часть которых находилась в приграничных лагерях, так как «дикие татары и казаки» еще недостаточно побеждены. Им упоминаются также защитные сооружения - гуляй-города, которые строили, главным образом, «против нападений татар и их стрел», и переносные стены. Войско разделяется на четыре крыла - правое, левое, разведочное (запасное) и сторожевое, которое охраняет остальные подразделения посредством многочисленных караулов. Я. Рейтенфельс указывает также на высокую дисциплину, которая царила в российских войсках, и практическое отсутствие наказаний, так как в них не было необходимости.
   Воинственность в характере «татарского» населения, под которым европейцы понимали не только сибирских татар, но и другие тюркские и монгольские народы Сибири, видимо, была для них настолько очевидна и чрезмерна, что о ней упоминается у большинства из них. В записках офицера А. Доббина, прослужившего 17 лет в российских войсках в Сибири, была подчеркнута воинственность енисейских кыргызов, которые сооружают укрепления на скалах и утесах, являются отличными наездниками и привычны к войне. В районе рек Чулым и Кеть он упоминает о татарах и остяках - «разбойные» народы, «на которые нельзя положиться». Среди кочевых народов им упомянуты калмыки и башкиры, которые поддерживают «владетеля Сибири» - наследника татарского хана Кучума, который «ведет большую войну с московитами».
Отдельные высказывания о татарах и их воинственности имеются в сочинениях участников российского посольства в Китай И. Идеса и А. Бранда. Авторы в один голос утверждают, что «калмыцкие татары» могли держать в страхе целые сибирские города, и даже такие большие, как Тюмень. «Среди окрестного населения царил большой страх перед татарами калмыцкой и казахской орды, которые соединились и произвели набег на Сибирь, и теперь угрожали самой Тюмени». Только выступление царских военных частей против них «заставило этих кочевых татар отступить с большими потерями». У И. Идеса есть также некоторые данные о походе Ермака. Он описал поход казачьего отряда во главе с «неким разбойником» на легких гребных судах из владений купцов Строгановых на Урале во владения Сибирского ханства. Правитель сибирских татар, названный князем Алтанаем Кучумовичем, был взят в плен и отправлен в Москву. Однако в ходе боя казачий атаман упал в Иртыш и утонул, поскольку тяжелая кольчуга потянула его ко дну. Вероятно, «калмыцкими и казахскими татарами» И. Идес называет джунгаров и казахов.
Сведения о Ермаке имеются также у Н.К. Витзена. Им описаны некоторые приемы стрельбы из ручного огнестрельного оружия, применение которых сыграло решающую роль в поражении Кучума и падении Искера. Сибирские татары, имевшие в своем распоряжении две пушки, не сумели сделать из них ни одного выстрела и были вынуждены сбросить в Иртыш10. По мнению Э.П. Зиннера, эти сведения могли быть получены Н.К. Витзеном от думного дьяка Сибирского приказа А. Виниуса.
   В записках Д. Белла, совершившего поездку по Сибири с российской дипломатической миссией в начале XVIII в., имеются сведения об оружии сибирских татар - луках и стрелах, копьях и других видах холодного оружия. По оценке этого автора, отряд Ермака превосходил сибирских татар в умении вести огонь из огнестрельного оружия. Он даже сравнил сибирских татар с американскими индейцами в период испанского завоевания.
   Наиболее обширные и информативные материалы по военной истории и вооружению русских воинов, тюркских и монгольских кочевых народов, противостоявших и взаимодействовавших на территории Западной и Южной Сибири в эпоху позднего средневековья и начале Нового времени, были собраны участниками Великой Северной экспедиции и, в частности, Г.Ф. Миллером.
Результаты его активной научной деятельности были обобщены в фундаментальном труде по истории Сибири, в котором содержится последовательное описание исторических событий, военных действий против тюркских и монгольских номадов. Г.Ф. Миллером были осмотрены и описаны некоторые татарские городища, которые являлись оборонительными сооружениями в период первого похода в Сибирь и последующих событий. В его труде содержится характеристика воинских сил и оружия русских казаков и служилых людей, сибирских татар и енисейских кыргызов.


В источниках, собранных в ходе этой экспедиции, содержатся ценные сведения о составе отрядов русских воинов, совершавших походы и несших службу в Сибири. В составе этих отрядов со времени первого похода Ермака были не только русские казаки, но и представители разных европейских, а спустя некоторое время и сибирских народов. Уже во время похода отряда Ермака часть татарской знати перешла на его сторону, участвовала в военных действиях в качестве проводников и переводчиков. В последующие годы в состав российских воинских сил стали активно привлекаться служилые иноземцы из числа угорских народов, сибирских татар, качинцев, а в дальнейшем и других сибирских этносов. В источниках упоминаются отряды, составленные из казаков, стрельцов, немцев, выходцев из литовских земель, служилых юртовских и волостных татар, набранных в округах Тобольска, Тары и Тюмени. В сочинении еще одного участника Великой Северной экспедиции И.Г. Гмелина имеется описание панцирей и кольчуг, которые в прошлом носили русские воины, сохранившихся в арсенале Красноярского острога до первой трети XVIII в.


 Материалы, собранные экспедицией, были использованы ее участником И.Э. Фишером при написании сибирской истории. Он считал енисейских кыргызов весьма воинственным народом. В своем сочинении И.Э. Фишер упомянул о строительстве енисейскими кыргызами горных укреплений и использовании ими стрел. О тактике использования огня при обороне территории ойратами на Иртыше упоминает Г.В. Де Геннин в книге об уральских и сибирских заводах. Он пишет, что в противостоянии отряду И. Лихарева ойраты, жившие в верховьях Иртыша, поджигали сухую траву с подветренной для русских воинов стороны. «Происходившие от оного сильные дымы» вынудили их отступить.


Краткие упоминания фортификационных сооружений сибирских татар есть у И.П. Фалька. Он сообщал об укреплениях, названных «окопами», принадлежавших одному из татарских мурз - Туруну, погибшему в столкновении с ойратами. Обращение к изучению памятников оборонного зодчества сибирских татар и ойратов позволило зафиксировать места расположения некоторых комплексов, не сохранившихся в последующие столетия. Это дает возможность реконструировать ход событий военной истории в этом регионе в позднем средневековье и в Новое время.
   В ходе присоединения к России лесостепных и степных районов Западной и Южной Сибири в XVII в. русские служилые люди контактировали с разными этническими группами и государствами тюркских и монгольских кочевых народов. Различные свидетельства взаимодействия и взаимовлияния русских, тюркских и монгольских народов Сибири прослеживаются в разных областях материальной и духовной культуры, в том числе и в военной области. Сведения о военном искусстве русских и «татарских» воинов, собранные европейцами в XVII-XVIII вв., в сочетании с другими видами источников позволяют реконструировать комплекс вооружения и оценить уровень развития военного дела российских вооруженных сил и их исторических противников в период присоединения южных районов Сибири к Российскому государству.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить