Новости

Боевой опыт

Военная история

Вооружения

Армии мира

молодые сибирские казакиПосле проигранной  битвы за Урал Российская армия адмирала А.В. Колчака попыталась остановить красных на дальних подступах к своей столице - Омску - в междуречье Тобола и Ишима, План колчаковского командования состоял в том, чтобы связать 5-ю армию фронтальными встречными боями в полосе Южной линии Транссиба, а тем временем собрать южнее, на тракте Петропавловск - станица Звериноголовская, ударный кулак из пехоты и конницы и в подходящий момент стремительно ударить им по правому флангу 5-й армии с целью окружить и уничтожить ее передовые части.

Затем планировалось ввести в прорыв свежий Сибирский казачий корпус и бросить его в глубокий конный рейд по тылам противника с задачей овладеть Курганом и перерезать основную коммуникацию 5-й армии. В итоге, белые надеялись взять реванш за поражения, разгромить врага, перехватить стратегическую инициативу и выиграть кампанию 1919 г. на Восточном фронте. Рейд Сибирского казачьего корпуса на Курган, безусловно, был "изюминкой" белого плана.

Операция казачьего корпуса

 

    В ходе сентябрьского контрнаступления Войсковой корпус генерала П.П. Иванова-Ринова освободил Пресновскую линию Сибирского казачьего войска. Его активность на южном фланге Восточного фронта слала одной из главных причин отступления 5-й армии за Тобол. Однако сибирские казаки не смогли совершить кавалерийский рейд по красным тылам, не взяли Курган и, тем самым, не оправдали возлагавшихся на них огромных надежд, что вызвало сильнейшую критику в их адрес как со стороны современников, гак и потомков. Почему, добившись успеха в малом, в большом казаки потерпели неудачу? Несомненно, срыв рейда стал результатом действия различных факторов.

  •    1.    Фактор времени, обусловивший "иррегулярность молодого Сибирского казачьего корпуса". Корпус фактически только успел собраться, и то не полностью. Времени на формирование, снаряжение и притирку людей и коней, обучение и тренировки было недостаточно. По сути, казачьи части остались "сырыми". Между прочим, Л.Д. Троцкий писал: "Кавалерия не может быть импровизирована в короткий срок, она требует специфического человеческого материала, требует тренированных лошадей и соответственного командного состава..." Сибирское казачье войско располагало неплохим "человеческим материалом", а вот с офицерами и тренированными лошадьми дело обстояло хуже: их не хватало. И не было времени, чтобы восполнить эти недостатки. Сибирское казачье войско более или менее успешно провело тотальную мобилизацию, однако обещанной мощной силы подготовить не успело. Сибирский казачий корпус "вышел недоделанным и запоздал".
  •    2.    "Плохой конский состав" Войскового корпуса. Лошадь в коннице - это не столько средство передвижения, сколько - в единстве с всадником - оружие! Обучены должны были быть оба: и кавалерист, и его конь. Более того, им надо было привыкнуть друг к другу. В процессе формирования корпус получил достаточное число голов лошадей, в значительной части неплохих по своим физическим качествам. Однако кони, мобилизованные у местного населения, не были подготовлены к строевой службе. Их следовало учить военному делу. А пригнанных из степи киргизами - еще и объезжать. Однако обстановка на фронте не позволила проделать эту работу как надо. В экстремальных условиях сложной военной операции изначально посредственный и к тому же неподготовленный конский состав быстро "сдал". Это была одна из причин скорой утраты Войсковым корпусом наступательной потенции.
  •    3.    Материально-техническая скудость Белой Сибири, сказавшаяся при вооружении и снаряжении Войскового корпуса. Многие необходимые предметы вооружения и снаряжения отсутствовали, или их катастрофически не хватало. Наиболее отрицательные последствия имело то, что у Колчака не оказалось материальной части, достаточной для быстрого развертывания артиллерии корпуса. Она оказалась готовой лишь в октябре 1919 г., когда уже было поздно.
  •    4.    Отсутствие у Сибирского казачьего корпуса артиллерии и пехоты. По планам Войскового штаба корпус должен был иметь: в конных сотнях (не считая конно-инженерных) - 8200 шашек, в пластунских батальонах - 3600 штыков, в пулеметных командах - более 100 пулеметов и, наконец, в батареях - 44 орудия. Однако к началу контрнаступления ни батареи, ни пластунские батальоны сформировать ие успели, и корпус ввели в сражение без них. В результате, комкор Иванов-Ринов и его штаб не имели возможности оперировать наиболее оптимальным способом: самостоятельно и своевременно комбинируя действия различных родов оружия. Между прочим, лучшие конные соединения Гражданской войны (Буденного, Мамонтова и др.) всегда имели в своем составе сгрелковые части, сильную артиллерию, бронеавтомобили и нередко, во время крупных операций, еще и бронепоезда, самолеты. Сибирским же казакам
  • оставалось только горько сетовать на ограниченность своих ресурсов и полагаться на наличные силы Войскового корпуса: 7 тыс. шашек, несколько десятков пулеметов да 4 орудия, позаимствованные корпусом у 1-й Сибирской казачьей дивизии. И ни одного активного штыка, не говоря уже про броневики, авиацию и т. п.
  •    5.    Хронологическо-территориальный просчет колчаковского командования. Красная Армия наступала слишком быстро и подошла к линии развертывания белых резервов ранее, чем ожидалось. Колчаковцам пришлось начинать контрнаступление тогда, когда сибирские казаки еще не собрались воедино, не говоря уже о развертывании их на исходных позициях. Поэтому Сибирский казачий корпус вступил в дело с большим запозданием (через 8 дней).
  •    6.    Самый благоприятный момент для прорыва конницы в красный тыл был белыми упущен. Контрнаступление началось
  • 1    сентября 1919 г. В течение 3-5 сентября 5-я армия, по существу, не имела правого фланга (ее 26-я дивизия была разбита). Но Войсковой корпус подошел к фронту только 8 сентября. К этому времени правый фланг красных уже выправился: 26-я дивизия несколько пришла в себя, а главное - сюда подошли значительные красные резервы (части 5-й и 35-й дивизий).
  •    7.    Использование Войскового корпуса не по предназначению. По первоначальному плану, сибирские казаки должны были войти в брешь в обороне противника. В крайнем случае, допускалось участие их в прорыве уже расстроенного предыдущими боями вражеского фронта. А затем сибирцы сразу же должны были устремиться в конный рейд по красным тылам с целью захвата Кургана. Вместо этого их использовали для парирования контрудара группировки противника (4 бригады 5-й и 35-й дивизий РККА). Начало "рейда" Сибирского казачьего корпуса оказалось совсем не рейдовым.
  •    8.    Большие потери, понесенные сибирскими казаками 9 сентября, во время разгрома ими двух стрелковых бригад противника: в конной атаке под пос. Островным и при ликвидации красных, окруженных в станице Пресновской.
  •    9.    Заминка Войскового корпуса 10 сентября в районе станции Пресновской, вызванная необходимостью перегруппировки сил.
  •    10.    Противоречивость приказов высшего командования.
  •    11.    Сохранение за красными перевеса в живой силе и технике. При дальнейшем движении на запад Войсковой корпус наталкивался на сопротивление превосходящих сил противника, который к тому же удачно взаимодействовал различными родами оружия. Конным белоказакам трудно было выбивать окопавшихся пехотинцев, имевших хорошую артподдержку. А маневренность казаков отчасти гасилась красной кавалерией.
  •    12.    Сильные дожди и грязь, замедлившие передвижения войск.
  •    13.    Дефицит фуража в районе действий казачьего корпуса.
  •    14.    Как следствие, сибирцам на оперативный простор выйти гак и не удалось, постепенно они утрачивали свою наступательную потенцию. Вступив в сражение с некоторым опозданием, сразу же понеся значительные потери, Войсковой корпус в дальнейшем был вынужден наступать, сочетая лобовые удары и фланговые охваты. Никакого "раздолья" в виде слабости противника, благоприятных погоды и почвы, богатства местных средств для него не было. Силы людей и лошадей каждодневными боями и маневрированием подтачивались быстро. А для удачного конного рейда нужна более или менее свежая кавалерия. Сибирский казачий корпус имел несколько частных успехов, но в тыл 5-й армии прорваться так и не смог. Никакого рейда у него не получилось. Была лишь тяжелая маневренная борьба по фронту. Причем некоторые станицы Пресновской линии переходили из рук в руки по несколько раз.
  •    15.    Тяготение сибирских казаков к освобождению в первую голову своих станиц. Фактически после срыва начала рейда боевые действия Войскового корпуса вылились в медленное, с переменным успехом, наступление на запад по Пресновской линии. Казаки предпочли "журавлю в небе" (рейд на Курган) "синицу в руках" (освобождение родных мест).
  •    16.    Отсутствие в Сибирском казачьем войске настоящего кавалерийского вождя. Выдающийся начальник конницы - это харизматический лидер особого типа. Комкор же Иванов-Ринов, по определению адмирала Колчака, "обыкновенный военачальник". Но сугубо критический взгляд на Иванова-Ринова недопустим. Это был, безусловно, лично храбрый человек, боевой офицер, имевший опыт двух войн - Японской и Мировой, на последней командовавший полком, бригадой, сводными отрядами. Слишком уж много факторов работало в сентябре 1919 г. против Иванова- Ринова и его Войскового корпуса.

   Итак, если учесть реальное соотношение сил боровшихся сторон, уровень снаряжения и подготовки Войскового корпуса, а также условия, в которых протекала борьба, то следует признать, что командование и особенно общественное мнение требовали от сибирских казаков чуда. Сила корпуса не соответствовала тем надеждам и задачам, которые на него возлагались. Впрочем, войсковой атаман и комкор Иванов-Ринов и его ближайшее окружение в какой-то мере были виноваты в этом сами. С того, кто непомерно много на себя берет, рождает веру, но не оправдывает ее, спрашивается так, как ни с кого.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить