В Лифляндии
1812 годЛифляндская губерния, хотя и была исключена из состава ополчения, но добровольно сформировала отряд численностью 2260 человек и конный казачий полк из 2000 всадников. Задача этих частей заключалась "в ограждении границ от нападения неприятельских отрядов и мародёров". В Дерптском и Перновском уездах собрали 200 стрелков и столько же на острове Эзель. Ещё в апреле 1812 г. в Дерпте был сформирован отряд конных стрелков в 70 человек на средства и под предводительством отставного поручика Нирода. Другой отставной поручик Шмидт тоже создал подобный отряд
в 330 человек под названием "волонтёрского корпуса". Ещё один, так называемый "корпус вольных конных и пеших лифляндских егерей", имел в своём составе конную и две пеших роты. Кроме того, 57 студентов Дерптского университета, обучавшихся медицинским наукам, вместе с профессором Элъспером поступили врачами в ополчение.
Из жителей занятой французами Курляндии был создан отряд вольных курляндских стрелков. Всадники этого отряда назывались форшт-егерями, т.е. лесными охотниками. На территории Эстляндской губернии была учреждена гражданская стража, "которая заменила войско в содержании караулов". Эти примеры приведены для иллюстрации царивших в гражданском населении Прибалтики настроений.
К началу войны в южной Лифляндии на территории современной Латвии, точнее - в Риге, шли интенсивные работы по укреплению крепостных бастионов, расположенных по периметру нынешнего рижского Старого города, а также в Динабургской крепости (Даугавпилс), которая прикрывала переправу через Западную Двину (Даугаву) на Петербург, а также выполняла роль тыловой базы для 1 -й (Западной) русской армии.
26 марта 1812 г. Ригу с инспекционной поездкой посетил военный министр Михаил Богданович Барклай де Толли. Хотя укрепления и были признаны удовлетворяющими основным требованиям, но гарнизон был слишком малочисленный и недостаточно обученный. Вместо рижского военного губернатора князя Дмитрия Ивановича Лобанова-Ростовского был назначен более опытный в военном отношении генерал-лейтенант из эстляндцев Иван Николаевич фон Эссен, которому предписывалось сжечь предместья Риги немедленно со вступлением неприятеля в пределы края. По воспоминаниям военного коменданта Риги генерал-лейтенанта из лифляндцев Ивана Фёдоровича фон Эмме, приказ выполнил полицмейстер Риги, полковник, лифляндский барон Отто фон Крюденер, который в ночь с 23 на 24 июля, руководствуясь указанием, велел делать смоляные зажигательные венки.
После вторжения в пределы России Великой армии Наполеон направил на левый фланг в Курляндии 10-й корпус маршала Макдональда, состоявший из 7-й дивизии барона Гранжана с её воинством из поляков, баварцев и вестфальцев, и 27-й прусской дивизии престарелого генерала фон Граверта, преемником которого позднее был назначен генерал Йорк.
Наполеон рассчитывал взять Динабургскую крепость, продвинуться через Двину на Петербург и по возможности захватить Ригу, чтобы контролировать вход в Двину и обеспечивать по реке всем необходимым французские войска, находившиеся в глубине территории России. Ещё на этапе подготовки к войне в Данциге (Гданьске) был сформирован специальный артиллерийский парк из 130 тяжёлых орудий.
У границ Курляндской губернии в это время французам противостоял отряд Вельяминова, который в соответствии с инструкцией отступил с боями в Ригу.
Утром 18 июля в Митаве было получено известие о появлении прусских войск в Бауске. Командовавший русскими силами в Митаве генерал-лейтенант Фёдор Фёдорович фон Левиз оф Менар занял позицию для боя при Гросс-Экау. Поражение русских стало причиной сожжения предместий Риги.
Макдональд с 7-й дивизией двинулся от Бауска к Якобштадту и здесь стал готовить переправу через Двину. Несмотря на неоднократные атаки французов, длившиеся с 1 по 4 июля, продолжались и атаки на предмостные укрепления Динабургской крепости, которые были всё же удержаны русскими войсками. Тем не менее во избежание окружения Динабург пришлось оставить, так как крепость была не достроена и её оборона привела бы к слишком большим потерям.
Макдональд расположился в трёх верстах от Динабурга почти на два месяца, не решаясь двинуться с места, несмотря на ожидания помощи со стороны маршала Удино, который пытался сломить сопротивление охранявшего дорогу на Петербург 25-тысячного отряда русских войск под командованием генерала П. Витгенштейна. Последнему удалось нанести два поражения маршалу Удино (18 и 19 июля) и сохранить контроль над средним течением Двины. Продвижение же французов на Петербург без взятия Риги было невозможно.
К концу лета и осенью 1812 г. пруссаки заняли позицию полукругом от Риги по линии Шлок (Спока) - Олай (Олайне) - Кирхгольм (Саласпилс). Их войска оказались растянутыми на большом отрезке фронта, часто прерывались лесами и болотами. Витгенштейн предпринял контрнаступление. 24 июля русский генерал-лейтенант Ф. Левиз оф Менар атаковал левый прусский фланг в районе Шлока и продвинулся далее до Кальнцема при существенной поддержке русских канонерских лодок капитана Развозова.
Решительные русские контратаки вынудили Макдональда перебросить бригаду прусского генерал-майора Гюнербейна из состава 7-й дивизии в Якобштадт. К началу сентября артиллерийский парк из 130 орудий, собранный для осады Риги, был сосредоточен в Руентале (Рундале). Однако к 10 сентября из Финляндии в Ригу был переброшен 10-тысячный корпус графа Ф. Ф. Штейнгеля (из эстляндцев), который ранее уже высадился в Ревеле (Таллине).
Русские силы двинулись в трёх направлениях. Главное наступление под руководством Ф. Штейнгеля и Ф. Левиза оф Менара проходило через Даленкирхен (Кекава) и Экау на Бауск силами 18 тыс. пехотинцев, 1300 кавалеристов и 23 орудий. Полковник фон Розен с 1000 человек в сопровождении И. Эссена отправился на Олай и Митаву. Русская канонерская флотилия контр-адмирала фон Моллера при поддержке генерал-лейтенанта Ивана Ивановича Бриземана фон Неттинга с 2000 человек была послана на Шлок.
У Даленкирхена 14(26) сентября русские войска заставили отступить прусский фланг и не позволили генералу Йорку (на фото)  собрать свои силы вместе в районе Олая. Лишь у Митавы последнему удалось соединиться с Горном, который после поражения отступил из Даленкирхена, занятого русскими войсками Ф. Штейнгеля. Русские соединения продолжали движение и 15(27) сентября подошли к Экау. С боями русские войска окружали прусские контингенты. Йорк был вынужден отступить к Бауску, оставить Экау и ожидать идущих на соединение с ним частей прусского генерала Клейста и бригады Гюнербейна.
После того, как пруссаки отступили, русские через Шлок и Олай беспрепятственно заняли Митаву с помощью русского десанта, высаженного с канонерок и гребных судов. Вскоре прибыли Курляндский гражданский губернатор Фёдор Фёдорович фон Сивере, военный губернатор И. фон Эссен и деятельность российской администрации была восстановлена.
К 16(28) сентября Йорк занял позиции у Рундальского дворца по обе стороны артиллерийского парка. Утром 17(29) сентября в Рундале появились силы генерала Клейста. Прусские войска насчитывали теперь 18 пехотных батальонов, 10 эскадронов и 44 лёгких пушки. На юге от Бауска располагались ещё 3 польских батальона, 2 прусских эскадрона и артиллерийская полубатарея. Генерал Штейнгель расположился с главными силами в Цоде. На Бауск и в Межотне были направлены передовые отряды.
Граф Штейнгель стремился не допустить возможности для прусских войск использовать своё преимущество и намеревался сковать их ударом с левого фланга, для чего был направлен генерал русской службы Александр Белъгард с двумя полками пехоты и 6-ю орудиями. Пройдя через Грефенталь (Гравендале), он должен был вброд перейти реку Лиелупе и атаковать неприятеля. Генерал Йорк, в свою очередь, планировал связать главные силы русских в районе Цоде, выставив отряд Клейста в заграждение на левом берегу Лиелупе. В случае если в направлении Грефенталя устремятся русские войска, прусский левый фланг должен был нанести встречный удар.
17(29) сентября Йорк с главными силами перешёл на правый берег Лиелупе и направился в Межотне. Польские батальоны взяли Бауск. К северу от Межотне около так называемой "Казачьей корчмы" пруссаки встретили русский авангард и вытеснили его с занятых позиций. Особенно тяжёлая схватка произошла к юго-востоку от Грефенталя. Отряд Бельгарда занял сильные позиции к югу от этого населённого пункта. Узнав об этом, Клейст тотчас решил атаковать русских, но был встречен кинжальным огнём. Ожесточённая баталия завершилась лишь к ночи. Когда же к пруссакам подошло подкрепление, А. Бельгард был вынужден отступить на правую сторону реки.
Следующим упорным сражением стал бой у Грефенталя возле так называемой "Медвежьей корчмы". Йорк манёвром хотел отрезать русским войскам путь к отходу. Сохраняя запланированный порядок отхода генерала Штейнгеля к Олаю, русский отряд под начальством генерал-майора Александра Борисовича фон Фока занял сильные позиции и 1-го октября принял бой, который, собственно, и завершил большое Мезоттенское сражение.
Позиционная война стала причиной отъезда И. Эссена из Митавы, в которую снова вошли французы. 20 сентября (по старому стилю) русские войска возвратились в Ригу, где их ожидало печальное известие о занятии французами Москвы.
Ситуация стала меняться после того, как стало известно, что 6 октября П. Витгенштейн освободил Полоцк. В этот же день Наполеон отдал приказ об отступлении из Москвы, что активизировало русские силы в Риге. В середине октября они предприняли наступление при поддержке канонерских лодок на Кирхгольм и по Аа - на Шлок и Вольгунд (Валгунде). Пруссаки с большими потерями едва удержали свои позиции.
Вместо И. Эссена, подавшего в отставку по состоянию здоровья, на пост военного губернатора Риги был назначен маркиз Филипп Осипович Паулуччи.
Наступившая зима не принесла перелома в сложившуюся под Ригой ситуацию. В начале декабря 1812 г. Макдональд приказал 7-й дивизии отступить к Бауску, а 6 декабря, узнав о поражении французов, отдал приказ о немедленном отступлении 10-го корпуса из Курляндии. 8 декабря Митаву оставил генерал Йорк. Лифляндия стала мирной территорией.