Армия ИзраиляНа пресс-конференциях представители Министерства обороны России бодро заверяют -- мол, дедовщины у нас почти никакой нет. А если что, то мы тут примем меры и все такое. Как наши военные чиновники меры принимают, мы все знаем. Обычно все запаздывает и серьезно.


Но есть в мире армии, где, похоже, внеуставные  отношения на службе исключаются не строками устава, а реальным положением вещей. То есть делается все, чтобы у солдата просто физически не было времени на разные вольности и глупости. Служить служи, но не более. А нарушать закон можешь в свободное от службы время, если не пугает, конечно. встреча с пенитенциарной системой.
Не исключено, что в скором времени российским генералам, отвечающим за морально-психологическое состояние личного состава, придется присмотреться к  небольшой, но  боевитой армии Израиля. Здесь  недаром ест свой хлеб штат военных психологов, работающий на искоренение дедовщины.  Так есть дедовщина в израильских частях или нет?
Давайте взглянем на опыт  ближневосточной страны внимательнее. Израиль страна небольшая. Солдат иногда служит просто в двух шагах от родного дома. Часты увольнительные и выходные дни. По крайней мере раз в неделю можно ночевать дома, а тои каждый вечер возвращаться к родным. Для особо старательных специальные  краткосрочные отпуска -- уходишь из казармы в среду и до возвращения утром в воскресенье. Это ревии-шабат. Более продолжительный отпуск называется «регила» –  шесть дней. После трудного задания бойцам дают отдышаться -- отпуск на четыре и более часов в будни до отбоя. 

 

Солдаты Израиля -- есть ли дедовщина?

Девушки-военнослужащие армии обороны Израиля


Недовольство командиром можно высказать в обращении солдата в  Отдел по правам военнослужащих (ОППВ). Там разберутся -- вызвана ли проблема глупостью или лодырничаньем бойца или действительно командир перегнул палку. К делу подключаются родственники, которые имеют полное право посмотреть -- как служится их внуку или брату, сыну. Ни один командир не закроет перед родственниками солдата ворота части. Обязан показать и все растолковать.
В армии Израиля установлен порядок, когда солдат подает жалобу, минуя своего непосредственного начальника. Командир даже может не подозревать, что чем-то прогневил подчиненного. Если жалоба справедлива, то бедняге-командиру не поздоровится. придется держать ответ перед высшим начальством. Жалобу закрывают только в том случае, если солдат-жалобщик полностью удовлетворен.
Жаловаться можно и спустя полгода после выхода со службы. Демобилизовавшись, надо отправить запрос на любом языке в ОППВ.  Главным инспектором этой структуры  может быть только гражданский чиновник.
Дальше -- больше. Командир, который кроет последними словами строй солдат, сильно рискует. Он может не вылезать из стен учебного центра, пока не  пересилит себя и не научится вести с подчиненными предельно вежливо и корректно. Злостных нарушителей могут приговорить к тюремному сроку.
Арестованный солдат является на суд с адвокатом. Если арест необоснован, то армия выплатит потерпевшему денежную компенсацию за моральный ущерб личности. Причем арестант даже  с гауптвахты может без проблем направить жалобу по инстанции.
В военных тюрьмах сохраняется воинская дисциплина, но нельзя проходить обучение. Однако и  срок тут меньше, чем на гражданке. Обычно не больше года. Загреметь в тюрягу легко по следующим поводам:

  • -- торговля оружием
  • - наркотики
  • -- насилие (та самая дедовщина)

Особенное внимание израильтяне придают  условиям использования личного состава.  На боевые операции не посылают единственного  сына в семье (или дочь).  Могут послать, если есть на то разрешение родителей.  Жертвы терактов также не посылаются в горячие точки. Хочешь стрелять по реальному врагу -- пиши петицию военкому. Ее рассмотрят в присутствии адвоката. Не посылают на  бой также девушек, которые могут служить только в тылу.
Израильский опыт, как могут сказать, военные-практики, близко знающие российский менталитет и реалии службы в наших гарнизонах, далек от нас, как Марс от Солнца. Но, возможно, в  военном законодательстве  Израиля есть рациональное зерно. Израильские военные на вопрос --  есть  ли дедовщина? --  отвечают, что полностью это явление не искоренено. Но нарушение уставных отношений перестало быть социальным фактором, который дестабилизирует армию и отдаляет ее от общества.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить