Война нового времениЧеловечество переходит из одного технологического уклада в другой, поднимаясь по лестнице технического прогресса. Но внутренние конфликты не разрешаются. И по-прежнему война остается средством доминирования одной нации над другой, способом перехвата доступа к стратегическим ресурсам, катализатором роста в гонке за лидерство.


Американские военные эксперты полагают, что в самом ближайшем будущем при сохранении самого феномена войны изменится ее форма. Информационная революция двадцать первого века ставит людей перед необходимостью ценить самый главный ресурс — время и доступ к данным. Обладание этими двумя факторами дает выигрыш в росте интеллектуального и экономического потенциалов.
По мнению генерал-лейтенанта Винсент Стюарт, возглавляющего Разведывательное управление МО (РУМО) США, в войнах нового времени никакой роли не будет играть господство над некоей территорией, над полезными ископаемыми. Все стратегические представления прошлого неприменимы в сфере борьбы за информационные ресурсы.
Война будет вестись с помощью информационного влияния на группы населения, политические элиты, руководящий состав силовых структур потенциального противника. Фактически война будущего это война разведок, опирающихся на информационно-коммуникационные сети. Такие войны американцы называют вооруженными конфликтами пятого поколения.

Иранский спецназ

 Иранский спецназ


Человечество за всю военную историю прошло путь от столкновения армий, применявших силовые физические способы борьбы, варьировавшиеся степенью технической оснащенности армий, средств переброски  войск и их управления. К началу 21-го века мировое общество перешло к борьбе разных группировок террористов и государственных структур. Но в войнах пятого поколения будет сражаться интеллект, воплощенный в системах интеллектуального сдерживания. Это будет битва умов, тонкого психологического расчета, обогащенного обильной и разносторонней информацией.
Примеры войн пятого поколения уже доступны мировому сообществу. Взять хотя бы операцию по присоединению Крыма, проведенную ВС России под прикрытием мощной идеологической завесы, декларации о защите интересов  слоев населения Крымского полуострова. Захват стратегических пунктов был осуществлен, судя по оценкам американских военных экспертов, агентами влияния, работавшими в системе управления инфраструктурой. Главным итогом комплекса мероприятий оказалось полное устранение от принятия решений прежней властной элиты.
Ставку на тактику информационного удара делают сегодня и китайские, иранские власти. В армии США существует мнение, что Китай именно с этой целью усиливает свое присутствие в водах Южно-Китайского моря. Иранцы активизируют свои киберчасти, нацеливая их на операции за пределами Ирана. В целях защиты идеологии исламской революции действует спецназ «Кудс», который активно расширяет сферу влияния иранских властей на Ближнем Востоке.
Информационное влияние не удается подавлять даже в случае слабой военной подготовки и низкой организации противника. В частности, американские военные пока не в состоянии нейтрализовать деятельность организации «Глобальный джихад Салафи» в Афганистане, которая нацеливается на осуществление террористических акций устрашения в Америке и Европе.
Среди задач, которые ставятся Пентагоном, главной является не увеличение боевой мощи флота или сухопутных сил в традиционном понимании, а непрерывное совершенствование информационных систем и идеологических методов воздействия на группы людей.  
Стратеги США широко оперируют понятием "стратегической коммуникации", которое предусматривает широкий спектр мер воздействия на вероятную аудиторию. Технологии, воплощающие принципы "стратегической коммуникации" предполагают выработку доверия у аудитории воздействия, которое располагает к диалогу. Информация должна выдерживаться предельно правдоподобной, оперативной и целенаправленной.
В военном ведомстве США активно осуществляются научно-исследовательские работы по развитию средств моделирования и оценки социальных компьютерных сетей, слежение за работой  СМИ, моделируется динамика развития различных систем, создается единая среда «стратегических коммуникаций»   внутри министерства обороны  и между различными ведомствами.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить