Традиции русской армииОсновные традиции нашей армии сложилось в тот период, когда для России была характерна весьма высокая рождаемость - больше, чем ныне в Китае и Индии. Русские женщины в XVIII - XIX вв. рожали по 10 и более детей и эта демографическая ситуация стимулировала небывалое в истории расселение русского этноса, во многом определяя успехи нашей армии, характер ее традиций. Так было и до недавних времен, но положение резко изменилось - ныне новых русских поколений не хватает даже для простого воспроизводства населения.


Основная причина депопуляции в России - процессы "ускоренной модернизации" привычного образа жизни, в том числе и "ускоренная ломка" традиционных семейных архетипов, которые в условиях развала систем социальной защиты привели к тому, что ныне русская женщина делает за жизнь в среднем по 8 абортов и лишь 1,3 ребенка рожает. На фоне высокой смертности это приводит к тому что население страны резко сокращается — и это относится главным образом к русскому этносу. При этом количественная депопуляция постепенно перерождается в деградацию качественных характеристик населения: мужское население активно спивается (отсюда увеличение смертности от несчастных случаев, сердечно-сосудистых заболеваний, дебилизация нового поколения и т. п.), а женщины России, обогнав по количеству абортов Китай и США, так же устойчиво "впереди планеты всей". И незаметно теряют то, чем мы гордились (и то чему они обучали своих детей) -свою душевность, доброту, жертвенность ради своих близких и т. п.
Представляется, что экономический фактор в этом процессе весьма существенен, но не он вовсе является определяющим. Важнейшей фактором рождаемости выступают этно-биологическая стратегия рождаемости, крепко связанная с национальными традициями, социально-психологической атмосферой в популяции. Сотни лет мы гордились Россией, десятки лет мы гордились своим "социалистическим первородством" - и все это, как ныне нам объяснили, напрасно, оказалось "империей зла". Вот этот стресс по развалу нашей страны, призывы к другим этносам "жрать суверенитета пока не подавятся", безудержное "самоочернение" исторического имиджа русского этноса и его армии, которые, как получается, одни оказались за все в ответе и есть главная причина этнодемографического кризиса в стране, как и всех остальных наших бед. В народе нет никакой уверенности в будущем, потеряны национальные ориентиры, в неразберихе "перестройки" основные национальные богатства неожиданно оказались в руках проходимцев - отсюда и алкоголизм, апатия, общественный пессимизм, нежелание жить и рожать...
За последние годы мы передвинулись с 3-го места в мире по численности населения на 6-ое. Если ситуация останется такой же в ближайшие десятилетия, то мы к 2025 году станем 25-ой страной в мире по численности населения - т. е. станем навсегда страной третьесортного уровня. Внутреннее положение русского этноса вызывает не менее тяжкие раздумья. Большинство коренных этносов Евразии привычно растут - за последние 30 лет тувинцы выросли на 412%, узбеки - на 360%, чеченцы - на 344%, аварцы - на 218%. Они более цепко держатся за свои исторические традиции: в Чечне и в Туве, каждая семья в среднем имеет 6 детей, в Башкирии и Татарстане 4- 5 ребенка. Эти этносы становятся все более молодыми, что выступает плацдармом их исторического оптимизма, воинственности. Многие ли знают, что 17% нерусского населения России с 1989 г. рожают детей больше, чем 83% русского ее населения? Но об этом говорит уже Всесоюзная перепись 1989 года. К 2000 г. в выборке населения страны 10 лет русских уже около 48,9%, а всех остальных более 50%. Такова намечающаяся структура будущего населения России.
Но русский этнос - не только хребет нашей государственности, как и массовая основа нашей армии. Если мы в должной мере не осознаем в полной мере ту беду, в которой оказался русский народ, если не будет экстренно (даже в ущерб всему другому), принята государственная программа по спасению русского этноса - то нашу страну ждет неминуемая геополитическая катастрофа. Сказанное важнее, чем многие наши казалось бы актуальнейшие проблемы и беды. Это должны осознать представители всех этносов России - потому, что как мы все не боремся (так или иначе) за место под солнцем, как не ругаем подчас (заслуженно, или нет) русский национализм, "московскую руку" и т. д., все это мелочи жизни по сравнению с теми историческими "перспективами", которыми грозит вымирание русского этноса, развал исторической российской государственности, исторически-неповторимого образа жизни Евразии. Только один пример: ныне каждый год из Сибири выезжает 600 тыс. русских. Свято место пусто не бывает -и там постепенно расселяются китайцы. Речь идет не против и китайцев как таковых - но когда у этих китайцев родятся там дети, то для них Сибирь станет родиной. А за Родину бьются насмерть - и этот фактор мы не можем не учитывать. Не менее впечатляюще выглядит демографическая ситуация в Саратовской области, где за последние 10 лет область покидают прибалты, поляки, евреи, русские- за счет мигрантов - пока удерживаются на одном уровне, и резко возрастает численность казахов, татар, таджиков, (в 2-4 раза), аварцев, кумыков, даргинцев, азербайджанцев, чеченцев (в 5-7 раз). А число рутульцев в области выросло за десятилетие в 11 раз. Все это не может не сказываться на особенностях психологии призывников, появлению у них новых "традиций". Сказанное подтверждают идею Л.Н. Гумилева о том, что для Евразии характерны некие космопланетарные циклы: каждый 300 - 400 лет меняется "этнический ветер" - периодически "восточный" ветер (гунны, монголы), сменяется "западным" (славянским, русским). Еще в 70-е годы он утверждал о том, что с середины XX в. стал "задувать" "восточный" ветер - и это лет на несколько веков. Ныне тенденция более, чем очевидна. И хотя ее, как представляется, нельзя в целом переломить, но надо уметь с ней уживаться: менять геополитическую стратегию и тактику, перестраивать отношения между этносами, стараться находить общие корни, привязывая численно возрастающие этносы к нашей общей истории, судьбе и т. п. Без учета этой проблемы, непосредственно задевающей нашу армию, этнический состав и особенности ментальности призывников (особенно это относится к территориям Поволжья, Урала и Сибири), разговор об утверждении и развитии военных традиций российской армии становится во многом беспредметным.
Мы в России (особенно в условиях разного темпа роста этносов) обречены на фатальные противоречия в этнических, патриотических, государственных интересах великороссов, татар, чеченцев, башкиров и др., если не решимся признать, что право каждого из более, чем 100 этносов на государственное самоопределение - это смерть нашей страны, как и суровые испытания для каждого этноса. Это и тяжелые испытания для армии, которой в условиях нерешенности политиками данного вопроса приходится брать на себя тяжкое бремя военными средствами решать межнациональные проблемы. Если мы не сумеем понять, что мы единый народ, что у нас общая история, судьба и т. п., то нас ждут вскоре еще более тяжелые испытания, чем военные операции в Чечне, уже обретающие свои, подчас, "скорбные" традиции.
Конечно, для этого нам всем надо чем-то поступиться. Надо решаться на становление новых форм патриотизма и идеологии, надо добиться того, что любой наш гражданин (татарин, великоросс, нивх, аварец и т.п.) готов был жертвовать всем для защиты нашей родины -однако для этого нужны новая государственная риторика, новое прочтение истории, новые военные традиции, атрибуты и т.п., учитывающий историю всех этносов России. Здесь предстоит весьма сложная работа. Но - как представляется - только так можно сохранить нашу страну, только так можно надеяться, что вся наша молодежь будет более охотно идти в армию и с чистой совестью выполнять все, что прикажет ей родина. Только при таком подходе можно надеяться преодолеть крайности национализма и имперского усердия, ведущие к конфликтам и обособленности, которые истощают силы народа, но вызывают межэтнические трения, ничего не имея общего с подлинным патриотизмом.{jcomments on}