Черноморский флотВесной 1918 года войска кайзеровской Германии оккупировали Украину и вплотную подошли к главной базе Черноморского флота - Севастополю. Пытаясь сохранить боевые корабли, Совет Народных Комиссаров (СНК) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) во главе с В.И. Лениным дал указание перевести их в Новороссийск. Но командующий флотом контр-адмирал М.П. Саблин долгое время медлил, тянул время в надежде на остановку наступления германских войск. В конце концов, он решил оставить флот в Севастополе, прикрыв его от немцев желто-голубым флагом украинской Центральной Рады. Большевики поняли, что надо избавляться от кораблей.


На судах  Черноморского флота России в ответ на решение комфлота закипели митинговые страсти. Мнения военморов разделились. Часть из них, в основном призванные из украинских сел, ратовала за оставление эскадры в Севастополе. И тогда те, кто решил покинуть главную базу флота, собрали на миноносце «Пронзительный» оперативное совещание делегаций от команд вместе с командирами. Совещание единогласно утвердило капитана 2 ранга Е.С. Гернета (командира эсминца «Калиакрия») командующим отрядом и флагманом перехода в Новороссийск. После этого в своем выступлении он огласил порядок выхода в море и построения кораблей в походный ордер, а также меры по обороне на переходе от возможной атаки германских и турецких кораблей. Заместителем Е.С. Гернета на время перехода был избран В. А. Кукель.
29 апреля из Севастополя ушли под красным флагом 14 эсминцев, вспомогательный крейсер, 10 катеров и 8 транспортов. 1 мая отряд кораблей прибыл в Новороссийск. На следующий день в Цемесскую бухту вошли два линкора и эсминец «Дерзкий» под флагом командующего флотом контр-адмирала М.П. Саблина.
Захватившие Севастополь немецкие генералы  были возмущены уходом главных кораблей Черноморского флота России. Ссылаясь на статьи Брестского договора и грозя дальнейшими территориальными захватами, оккупанты предъявили правительству РСФСР ультиматум: вернуть ушедшую эскадру в Севастополь. Это было на руку и украинскому правительству, которое выступило против большевиков. 

 

Эсминец

Линейный корабль "Советская Россия"


Положение было критическим. Нарушить официально требования ультиматума московские коммунисты не могли - это грозило гибелью Ленину и его соратникам. Но отдать Германии боевые корабли тоже не представлялось возможным, т. к. это сулило продление войны на неопределенное время. Между тем, требования немцев становились все категоричнее и наглее. Требовалось найти выход из создавшегося критического положения.
24 мая 1918 года начальник Морского Генерального штаба Е.А. Беренс представил в Высший военный совет доклад, в котором, всесторонне охарактеризовав политическую и военную обстановку, высказался за уничтожение эскадры Черноморского флота.
Высший военный совет Республики, обсудив этот доклад, принял резолюцию «Предложить Народному Комиссариату по морским делам послать в Новороссийск абсолютно надежных и компетентных лиц для полного уничтожения флота в момент, когда это окажется необходимым. Обратиться к Председателю Совета Народных Комиссаров с представлением о необходимости уничтожить флот немедленно, ввиду безвыходности положения».
Докладная записка Е.А. Беренса с резолюцией Высшего военного совета была направлена Председателю Совнаркома В.И. Ленину. После ознакомления с ней он дал указания Высшему военному совету: «Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно. Пред. СНК В. Ульянов (Ленин)».

 

Фидониси

Эсминец "Фидониси"


Между тем германское командование предъявило новый ультиматум Советскому правительству: не позднее 19 июня вернуть корабли из Новороссийска в Севастополь, угрожая захватить их или уничтожить силой, если это требование не будет выполнено. Тогда, чтобы выиграть время, Советское правительство дало открытым текстом телеграмму в Новороссийск, предписывающую флот вернуть в Севастополь и сдать германскому командованию, за что последнее обязуется «сохранять мирный договор и не переступать демаркационной линии в каком бы то ни было направлении». Одновременно (13 июня 1918 года) была дана шифровка №49 в адрес исполняющего обязанности командующего Черноморским флотом капитана 1 ранга А.И. Тихменева о немедленном уничтожении кораблей в Новороссийске:


«Вести свою особую политику против воли Центрального Исполнительного Комитета флот не имеет права. Флот в Новороссийске отстоять себя не может. Следовательно, из положения есть только два выхода, либо уничтожить флот, либо перевести его в Севастополь. Агитаторы, которые в этих условиях говорят о боевых действиях флота, - либо безумцы, либо провокаторы. Германские военные власти хотят вызвать флот на какую-то авантюру, чтобы занять Новороссийск, как они заняли Севастополь. Тогда они овладеют флотом по праву войны и будут употреблять его против нас и против союзников. Ответственность за это падет на головы безумцев и преступников, не считающихся с общим положением страны и ее военных сил. Подтверждаем приказ: немедленно уничтожить суда. В противном случае флот будет объявлен вне закона. Требуем своевременного уничтожения всех секретных телеграмм и инструкций матросам, дабы не достались немцам. Открытое радио за № 48 не выполнять.
   Председатель ЦИК Свердлов
   Председатель СНК Ленин.
   Пометы: «повторить 14 июня, 14 часов 30 минут».
   И далее:
   «Открытая радиограмма № 48 была дана 12 июня 1918 года из дипломатических соображений. В ней флоту было предписано возвратиться в Севастополь, так как невыполнение этого требования Советской Республикой дало бы повод Германии нарушить Брестский мирный договор и возобновить наступление».


КукельОсновным исполнителем приказа Советского правительства оказался В.А. Кукель (на фото). Исполняющий обязанности командующего Черноморским флотом А.И. Тихменев изыскивал способы увести все суда в Севастополь. Он решил использовать руководителя делегации моряков в Екатеринодаре на переговорах с активом Кубано-Черноморской республики командира эсминца А. И. Тихменев(1879- 1959) «Поспешный» Н.К. Бессмертного. С помощью последнего А.И. Тихменев задумал добиться выхода на внешний рейд оставшихся в гавани кораблей, чтобы угрозой орудий линкора «Воля» и верных ему миноносцев заставить их следовать за ним в Севастополь. Для осуществления этого плана по инициативе Тихменева вечером 17 июня 1918 года на эсминце «Гаджибей» был созван митинг моряков, решивших потопить свои корабли. С отчетом о поездке в Екатеринодар на митинге выступил Бессмертный. В заключение своей речи он заявил, что командующий флотом вышел на внешний рейд только для того, чтобы удостовериться в повиновении флота, и теперь приказывает всем кораблям, стоявшим в гавани, выйти на рейд.
Прибывший на митинг В.А. Кукель разоблачил   агитатора и заявил: «Передайте командующему, который является изменником России, что суда, оставшиеся в гавани, завтра будут потоплены и, конечно, ему не подчинятся». Заявление командира «Керчи» было бурно поддержано всеми участниками митинга. Получив такой единодушный отпор, Бессмертный немедленно покинул митинг и, сев на ожидавший его у берега моторный катер, бежал на «Волю», бросив свой эсминец.
Когда все попытки увести линкор «Свободная Россия» и оставшиеся в Цемесской бухте корабли ни к чему не привели, Тихменев отдал приказ о походе в Севастополь.
17 июня 1918 года в 11 часов 30 минут линейный корабль «Воля», эсминцы «Беспокойный», «Дерзкий», «Живой», «Пылкий», «Поспешный» и вспомогательный крейсер «Траян», имевший на буксире миноносец «Жаркий», стоявшие на внешнем рейде, снялись с якорей и взяли курс на Севастополь. Несколько позже к отряду Тихменева присоединилась яхта «Креста».
Командир эсминца «Керчь» В.А. Кукель начал утром 18 июня 1918 года готовить оставшиеся в Цемесской бухте корабли к потоплению. Ему оказал помощь прибывший в 6 часов утра того же дня в Новороссийск заместитель наркома по морским делам (замком по морде) Ф.Ф. Раскольников.
Прямо с вокзала в сопровождении начальника охраны спецпоезда И.К. Кожанова заместитель наркома Ф.Ф. Раскольников прибыл на борт «Керчи». Там В.А. Кукель ознакомил его с планом потопления кораблей. Затем Ф.Ф. Раскольников прибыл на «Свободную Россию», где по приказу командира линкора В.М.Терентьева предпринимались попытки поднять пары, чтобы уйти в Севастополь. Там Федор Федорович провел с матросами митинг и добился принятия решения о потоплении корабля. После этого он с коммунистом Н.А. Кремлянским нашел буксиры «Греза» и «Чиатуры», которые начали выводить дредноут на параллель Дообского маяка. Им удалось также снарядить небольшую парусно-моторную шхуну для перевоза команды на берег.
Ранним утром 18 июня, еще до прибытия Ф.Ф. Раскольникова, В.А. Кукель приступил к осуществлению плана вывода судов на внешний рейд. В этом ему помогал командир эсминца «Лейтенант Шестаков» С.Н.Анненский.
Первым был отбуксирован эсминец «Капитан-лейтенант Баранов». Когда «Лейтенант Шестаков» взял на буксир эсминец «Гаджибей», над ним взвился сигнал: «Погибаю, но не сдаюсь/» Примеру «Гаджибея» последовали и все остальные корабли.
К четырем часам дня эскадренный миноносец «Керчь», до этого стоявший в гавани, вышел на внешний рейд. Обойдя все эсминцы, В.А. Кукель отдал приказание подрывным командам приготовиться к потоплению. В это время линкор «Свободная Россия» подходил к Дообскому маяку, расположенному в 8 милях от Новороссийска. Когда эсминец «Фидониси» был выведен из бухты, эскадренный миноносец «Керчь» подошел к нему и с расстояния 4 кабельтовых с установкой на глубину в полтора метра по команде В.А. Кукеля произвел выстрел миной Уайтхеда. «Фидониси» перевернулся на правый борт и через 12 минут затонул. Взрыв этого эсминца послужил сигналом к общему потоплению судов. Вслед за ним один за другим опустились на дно моря остальные корабли. Тогда эсминец «Керчь» под управлением В.А. Кукеля направился к линкору «Свободная Россия», который был установлен на параллели Дообского маяка, в нескольких кабельтовых от него, на глубине свыше 22 саженей. Пятью залпами из шести мин Уайтхеда «Керчь» потопила линкор «Свободная Россия». Затем эскадренный миноносец «Керчь» дал полный ход и вскоре скрылся.
В 10 часов вечера 18 июня 1918 года при подходе к Туапсе командир эсминца «Керчь» В.А. Кукель послал радиограмму: «Всем, всем, всем! Погиб, уничтожив часть судов Черноморского флота, которые предпочли гибель позорной сдаче Германии. Эскадренный миноносец «Керчь». Ночью 19 июня в 12 часов 40 минут, эсминец «Керчь» стал на якорь близ Туапсе, к югу от Кадошского маяка. Начался перевоз команды на берег. В 4 часа 15 минут утра от эсминца отошел последний катер с вельботом, который вел машинист Е.Т. Деркач.
 На эсминце осталось всего шесть человек: командир корабля Кукель, старший помощник Подвысоцкий, председатель судового комитета Кулинич, машинист Бачинский, рулевой Коваленко и моторист Деркач. В 4 часа 30 минут корабль накренили на правый борт и отдраили все иллюминаторы. Когда последние шесть человек сошли на катер, корабль начал медленно тонуть и через 40 минут, в 5 часов 10 минут утра 19 июня, перевернулись через правый борт, скрылся под водой.
После этого вместе с группой матросов с эсминца «Керчь» Кукель пешком добрался до Астрахани, где служил в Астрахано-Каспийской военной флотилии (АКВФ), работая в штабе. Затем Владимир Андреевич стал начальником Южного речного отряда АКВФ, руководил боевыми действиями отряда кораблей у Брянской косы и острова Чечень.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить