Русский флот14 октября 1768 г. последовало со стороны Турции объявление войны. По получении об этом известия русским войскам было приказано выступить в поход к южным границам. 9 ноября адмирал Семен Иванович Мордвинов, вице-адмирал Григорий Андреевич Спиридов и контрадмирал Алексей Наумович Сенявин получили приказание рассмотреть все вопросы, касавшиеся до вооружения и снабжения флота. В соответствии с планом войны, кроме наступления наших сухопутных войск на основном фронте, было решено предпринять действия на флангах и в тылу. Для этого от флота предполагалось отправить эскадру с десантом на полуостров Морею и возобновить строительство боевых кораблей на Дону для действий в Азовском море. Мысль об экспедиции в Архипелаг всецело принадлежала тогдашнему генерал-фельдцейхмейстеру  графу Григорию Григорьевичу Орлову.


Чтобы создать благоприятную почву в Европе  в предполагаемой   войне,  было положено   сблизиться с Англией, Венецией, Черногорией и особенно с мальтийскими и морейскими греками. Во все эти места были отправлены способные дипломатические агенты. Главным же руководителем всем делом подготовки к войне был назначен брат генерал-фельдцейхмейстера генерал-поручик Алексей Григорьевич Орлов.

14 октября 1768 г. последовало со стороны Турции объявление войны. По получении об этом известия русским войскам было приказано выступить в поход к южным границам. 9 ноября адмирал Семен Иванович Мордвинов, вице-адмирал Григорий Андреевич Спиридов и контрадмирал Алексей Наумович Сенявин получили приказание рассмотреть все вопросы, касавшиеся до вооружения и снабжения флота. В соответствии с планом войны, кроме наступления наших сухопутных войск иа основном фронте, было решено предпринять действия на флангах и в тылу. Для этого от флота предполагалось отправить эскадру с десантом на полуостров Морею и возобновить строительство боевых кораблей на Дону для действий в Азовском море. Мысль об экспедиции в Архипелаг всецело принадлежала тогдашнему генерал-фельдцейхмейстеру  графу Григорию Григорьевичу Орлову.
Чтобы создать благоприятную почву в Европе  в предполагаемой   войне,  было положено   сблизиться с Англией, Венецией, Черногорией и особенно с мальтийскими и морейскими греками. Во все эти места были отправлены способные дипломатические агенты. Главным же руководителем всем делом подготовки к войне был назначен брат генерал-фельдцейхмейстера генерал-поручик Алексей Григорьевич Орлов.
Граф Алексей Орлов назначался  также и главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами, которые высылались для поддержки восставшего против турок славянского и греческого населения Балканского полуострова и Архипелага.

Балтийский флот выходит в Средиземноморье
С этой целью вначале предполагалось выслать из Балтийского моря в Средиземное небольшое число кораблей — только в виде наблюдательного или вспомогательного отряда. Но потом по настоятельным представлениям братьев Орловых положено было снарядить уже целую действующую эскадру.
В связи с этим был сделан отбор из всех наличных военных судов Балтийского флота,   причем годных к плаванию оказалось 14 линейных кораблей и 7 фрегатов. Кроме того, на стапелях в постройке находились в Петербурге 1 и в Архангельске 2 корабля. Из числа же наличных 2 корабля и 1 фрегат оставались на зимовке в Ревеле, прочие зимовали в Кронштадте.
Интересно отметить, что в то время годными к плаванию признавались только те корабли, которые были спущены со стапеля не раньше 1761 г., - т. е. не старше семилетних, тогда как годными  к дальнему плаванию
Из числа упомянутых кораблей только один —"Москва" — был спущен в 1760 г.,  а 6 были признаны не старше пятилетних. Это достаточно свидетельствует о непрочности постройки тогдашних военных кораблей. Благонадежных и годных к дальнему плаванию набрано было всего только 10 кораблей, но и их не надеялись привести в готовность к весне 1769 г. Вследствие того, что в океанском плавании водяные черви очень скоро истачивали подводную часть судов и приводили в негодность многие бортовые доски, было положено сверх обыкновенной корабельной обшивки,   состоявшей из толстых досок, на всю подводную часть намеченных в экспедицию судов наложить вторую обшивку. Эта вторая обшивка должна была состоять из дюймовых досок, положенных на первую обшивку но просмоленному войлоку. Эта операция должна была еще задержать эскадру, и потому окончательно решено было послать в Средиземное море только 7 кораблей. К ним присоединялись 1 фрегат (24-пушечный), 1 бомбардирский корабль (2 мортиры и 2 гаубицы); для посыльной службы 2 пакетбота с 12 малыми пушками и 4 военных транспорта, называвшиеся пинками, всего 15 судов.
Сверх этого по штатному положению имелся тогда при каждом корабле палубный бот, вооруженный фалконетами. Этот палубный бот обыкновенно по мере способности то шел на бакштове за кораблем, то держался сам под парусами подле флота. Считать эти боты за суда действующие, однако же, было нельзя. Во время шторма 4 таким ботам приходилось всегда укрываться в ближайшие порты, и во время бурь немалое их число пропадало  4 в море без вести.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить