Крейсер ВарягПериод пребывания крейсера «Варяг» в составе японского флота под именем «Соя» долго оставался вне внимания исследователей русской военно-морской истории. «Более 10 лет под именем "Сойя" провел в японском "плену" многострадальный корабль, прежде чем на нем вновь поднялся русский флаг», — пишет P.M. Мельников, автор фундаментальной работы о «Варяге», в примечании добавляя, что «японцы использовали его в качестве учебного корабля». Такая краткость вполне понятна. «Японский плен» знаменитого крейсера казался темной страницей истории корабля, ставшего одним из символов доблести русского флота. Но историческая объективность требует, чтобы и этот период биографии «Варяга» получил более полное освещение.


4 сентября 1904 года наместник Его Императорского Величества на Дальнем Востоке адмирал Е.И. Алексеев сообщил управляющему Морским министерством вице-адмиралу Ф.К. Авелану известия о судьбе затопленного в корейском порту Чемульпо «Варяга». Их удалось получить от представителя германского флота на Дальнем Востоке адмирала Притвица, побывавшего в Чемульпо. К тому времени японцы заделали пробоины в корпусе корабля, выгрузили из него уголь и рассчитывали вскоре произвести первый опыт постановки крейсера на ровный киль. В телеграмме Е.И. Алексеева высказывалась мысль о том, что «было бы крайне важно изыскать способ помешать этому предприятию и взорвать "Варяг"». С целью подготовки такого диверсионного акта наместник даже предлагал обратиться к русскому посланнику в Сеуле А.И. Павлову . Разумеется, эта смелая идея в условиях отсутствия разветвленной русской агентуры в Корее была трудно осуществима. Никаких упоминаний о попытках ее реализации найти не удалось.
   В начале декабря 1905 года военный агент в Китае сообщил в Главный морской штаб (ГМШ) о том, что, по сведениям, полученным им из Иокогамы, в военно-морских кругах Японии рассматривалось предложение о продаже «Варяга» и других поднятых японцами русских кораблей Китаю. Однако этого не произошло. «Варяг» был включен в состав японского флота. Как известно, его судьбу разделили и другие корабли российского флота, оказавшиеся в руках японцев.
   Новые сведения о судьбе бывшего русского крейсера появились только после окончания Русско-японской войны. В мае 1906 года вновь назначенный морской агент в Японии лейтенант А.Н. Воскресенский сообщил в ГМШ о том, что «Соя» («Варяг») находится в японском порту Йокосука в том состоянии, в каком он был приведен туда после подъема. Никакие работы на крейсере в тот момент японцами не производились. «Имея на руках постройку многочисленных новых судов, работы на которых ведутся с особенною спешностью, японское правительство, по-видимому, не имеет средств для одновременного ремонта всех взятых во время войны судов, и потому пока исправляются только наиболее современные броненосцы и кр [ейсер] "Асо" ("Баян")», — указывал в своем рапорте А.Н.Воскресенский.
В донесении от 9(22) декабря 1906 года А.Н. Воскресенский сообщил, что работы на крейсере уже ведутся. К тому времени на нем было снято  все, находящееся выше верхней палубы

Крейсер Варяг

 


Наконец, в рапорте от 10(23) ноября 1907 года морской агент констатировал, что «крейсер "Соя" совершенно готов и приведен в прежний вид». Имелись и сведения об испытаниях крейсера. Так, поданным, полученным А.Н. Воскресенским, «на последнем испытании на скорость хода средняя скорость из четырех пробегов на мерной мили достигла 22,7 узлов. На шестичасовом пробеге скорость получилась в 22,1 узла».
Согласно данным рапорта от 8(21) января 1908 года, крейсер «Соя» был назначен на текущий год в практическое плавание с выпускниками механического училища японского флота. Для их размещения на корабле  было оборудовано помещение на 54 человека. А.Н. Воскресенский также сообщил о переделке японцами зарядных камер для орудий под удлиненные японские снаряды.
18 ноября 1908 года в Кобе состоялся императорский смотр японского флота, в котором участвовали и бывшие русские корабли, в том числе «Соя».
Нельзя обойти молчанием того впечатления, которое производила эта масса судов, представляющая из себя все способное к бою в японском флоте. Вступившие ныне в состав флота бывшие наши суда, именно: "Ивами" ("Орел"), "Хизен" ("Ретвизан"), "Сагами" ("Пересвет"), "Суво" ("Победа"), "Асо" ("Баян"), "Соя" ("Варяг"), "Сузуя" ("Новик"), "Ики" ("Николай"), "Окиносима" ("Апраксин"), "Мисима" ("Сенявин") значительно изменили компактную и однообразную физиономию японского флота довоенного периода.
Общее впечатление, впечатление декоративное, от этих судов, конечно, усиливается, не говоря о том, что присутствие этих судов дает пищу командам и публике для удовлетворения чувства народной гордости; но можно сомневаться, чтобы эта разнородная эскадра действительно сослужила бы службу японскому флоту и стране. "Мы хотим плавать на современных судах, а не на реликвиях прошлого, хотя бы и весьма славных, " — приходится уже слышать среди молодого офицерства, осуждающего трату больших денег (около 60 млн иен) на починку взятых судов».
В дальнейшем бывший "Варяг" находился в составе Учебного отряда японского флота, в который был включен и крейсер «Асо» (бывший «Баян»). География этих плаваний была очень обширна. В 1909— 1913 годах крейсер посетил Гонолулу, Сан-Франциско, Ванкувер, порты Китая, Австралии и Филиппин, ряд японских и корейских портов. В плаваниях участвовали выпускники японских военно-морских училищ, готовившиеся к присвоению первого офицерского чина.
В начале 1916 года на рассмотрение Совета министров Российской империи было внесено предложение морского министра адмирала И.К. Григоровича о приобретении для обороны Белого моря и побережья Кольского полуострова бывших броненосцев «Пересвет» и «Полтава» и крейсера «Варяг». Рассмотрение его отражено в журнале заседания Совета министров от 12 января 1916 года.

 

Крейсер "Сойя", бывший "Варяг"

 


   Общая стоимость трех кораблей была оценена японским правительством в сумме около 15,5 млн иен. В 4 млн иен была определена стоимость «Варяга». Совет министров разрешил Морскому министерству войти в надлежащие окончательные с японским правительством переговор.
 Передача бывших русских кораблей состоялась во Владивостоке в марте 1916 года.
   21 марта во Владивосток прибыл японский отряд в составе крейсеров «Ибуки» под флагом контр-адмирала Яманака, «Соя» («Варяг»), «Сагами» («Пересвет»), «Танго» («Полтава») и «Сума».
   Официальная передача «Сагами», «Танго» и «Соя» состоялась в 12 ч 22 марта в форме обмена расписками между командующим Сибирской флотилией вице-адмиралом М.Ф. Шульцем и японским контр-адмиралом Яманака. В этот же момент японские флаги на судах были спущены.
   Некоторое представление о том состоянии, в каком «Варяг» был возвращен в состав русского флота, дают сведения из отчета о плавании судов Сибирской флотилии за 1916 год: «При подробном ознакомлении с принятыми судами оказалось, что состояние, в котором их передали нам японцы, отнюдь нельзя считать блестящим. Механизмы и котлы требовали основательной переборки и осмотра. Орудия частью изношены, частью запущены. Многое на кораблях, приспособленное к образу жизни и потребностям японцев, пришлось переделать».
 «Сагами» и «Соя» вернули их прежние наименования: «Пересвет» и «Варяг» и зачислены в класс крейсеров, а броненосец «Танго» (бывшая «Полтава») стал «Чесмой» и переведен в класс линейных кораблей. Высочайшим приказом от 24 марта 1916 года «Варяг» причислили к Гвардейскому флотскому экипажу . Командиром корабля стал капитан 2 ранга К.И. фон Ден. Крейсеру предстояло длительное плавание к берегам Кольского полуострова в составе Отдельного отряда судов особого назначения под командованием контр-адмирала А.И. Бестужева-Рюмина. Никто не мог предположить, какой печальной окажется дальнейшая судьба «Варяга», спустя два года погибшего на скалах у побережья Шотландии.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить