Если оборона Генуи была в 1800 году затруднена для Массены тем, что на море господствовал неприятельский флот, то Данциг и Кольберг в 1807 году обладали тем преимуществом, что для них поддержка со стороны моря была всегда возможна. Пример маленького Кольберга, который под конец осады видел под своими стенами не менее 14.000 чел. неприятельской армии, показывает, какое сопротивление могла бы оказать значительно большая крепость Данциг, если бы союзники умело воспользовались этими обстоятельствами. Стойкость Данцига, этого большого по условиям тогдашнего времени плацдарма, могла бы быть значительно увеличена посредством высадки подкреплении, подвоза оружия и боевых припасов; тогда он приковал бы к себе много французов. Быть может, более развитая сила сопротивления позволила бы Данцигу разделить с Кольбергом славу неодолимой крепости. Во всяком случай, подавляющее превосходство Наполеона не могло бы проявиться с таким блеском. Правильно использованный большая береговые крепости (укрепленные гавани) являются для обороняющегося, владеющего морем. в некотором роде вылазочными воротами. Море, так сказать, расширяет территорию государства, вынужденного к обороне.
При лучшей боевой подготовке и при более соответственных мероприятиях со стороны Пруссии Силезия с ее бесчисленными крепостями, как опорными пунктами для активной обороны, могла бы иметь гораздо большое значение. На это косвенным образом указывает и то обстоятельство, что Наполеон с самого начала обратил большее внимание в сторону Силезии, чем в сторону Данцига и Кольберга и заранее направил туда значительные силы.
Недостаточная подготовка французов к осаде крепостей немало способствовала продолжительному сопротивление Данцига и Кольберга. Осадные парки формировались из наличных средств, доставшихся в добычу в прусских крепостях и, вследствие затруднении по доставке, их прибытиe весьма замедлялось. Подобно тому, как и при Мантуе, это заставляло откладывать начало осады Наполеон не имел обыкновения обременять свои операции подвозом осадных средств; судьба в этом отношении ему весьма благоприятствовала, потому что в легко достававшихся ему крепостях он находил все ему необходимое, большею частью на самом театра войны.
Весною 1807 года, когда французская армия постепенно усиливалась на своей позиции между Пасарге и Вислой, угроза со стороны Данцига исчезала для Наполеона с каждым днем. Приписывать влиянии крепости продолжительное затишье в военных действиях — значило бы переоценивать ее значение. Этот перерыв произошел главным образом потому, что необходимо было пополнить французскую армии и привести ее снова в боевую готовность, хотя Наполеон, видимо, и хотел, что вполне понятно, покончить с Данцигом ранее, чем начать снова наступление. При существующем соотношении сил всякая попытка союзников оказать помощь Данцигу, со стороны ли моря, или со стороны косы, или соответственными операциями главных сил, могла лишь усилить обороноспособность крепости и продлить ея сопротивление, но не была в состоянии привести к ее деблокаде; хотя и несомненно, что в первом смысле представлялась полная возможность действовать более целесообразно и причинить неприятелю больше вреда, чем это было на деле.

{jcomments on}