Наполеон часто вмешивался в ход осады и если он не входил в технические мелочи, то все же давал руководящая указания. Он понял тотчас же значение косы и сообщения с морем, и стремился с самого начала перерезать эти жизненные артерии крепости. Уже 8-го марта было предписано Лефевру захватить косу. 12-го марта он получил с

ледующее приказание: „Я с удовольствием вижу, что Вы обложили Данциг. Это первая операция. Вам предстоит выполнить еще три. Во первых, навести мост через реку Вислу, чтобы достичь моря... Во вторых, отрезать городу всякое сообщение с морем, в третьих свое сообщение со Штеттином Вы должны поддерживать свободным для того, чтобы мог прибывать осадный парк. В общих чертах этим был намечен ход осады. Стремление со стороны французов прервать сообщение с морем проявляется все яснее. Обороняющейся понял это намерение слишком поздно, его действия были ограничены сопротивлением фронтальной атаки и он не мог уже предупредить его выполнение.
Впереди лежащая местность удерживалась обороняющимся с большим упорством и из за нее произошел целый ряд оживленных боев. Выдвинутые вперед позиции упрямо защищались; при малой силе и всеми признанной храбрости обороняющегося атакующему удалось лишь постепенно овладеть местностью.
20-го марта Лефевру удалось, наконец, занять низменность и тем перерезать сухопутное сообщение крепости. Гарнизон косы в 1.500 чел. не мог серьезно отстаивать ее, из крепости же не было сделано энергичной попытки взять ее обратно, хотя в атаке французов принимало участиe не более 2.300 чел. Быстрая потеря объясняется полным отсутствием оборонительных укреплений.
Французская армия не возила за собою осадного парка, но взятия прусские крепости: Штеттин, Глогау, Торн, также как и Варшава доставляли достаточное количество средстве Транспорты орудий стали приходить с середины марта, но на доставку их потребовалось так много времени, что лишь 24-го апреля осадные орудия могл

и открыть огонь. Наполеон нетерпеливо ожидал их прибытия, предполагая вначале, что уже в конце марта назначенные 64 орудия будут перед крепостью. В то же время он неустанно настаивал на продолженные осадных работ и надеялся даже взять Гагельсберг при помощи 12-ти фунтовых полевых пушек. Вот почему осада началась без орудий. Собственно осадными работами руководил инженер генерал Шасслу, который прославился еще под Мантуей. 2-го апреля в жестоких боях с энергичным гарнизоном французы овладели наконец достаточным пространством для постройки первой параллели. Главная атака была направлена на Гагельсберг и вспомогательная—на Бишопфсберг. Чтобы восполнить хоть сколько-нибудь нехватку осадной артиллерии, французы выдвинули против крепости окопанных стрелков. Крепостная артиллерия также не была в состоянии наносить вред сапным работам. Наоборот, бесчисленные небольшие вылазки гарнизона имели большой успех. Они, правда, стоили значительных потерь, но задержали атакующего настолько, что лишь ночью 30-го апреля ему удалось окончить третью параллель. После постройки первой параллели для этого потребовалось, следовательно, четыре недели.
На ряду с этими, чисто осадными работами, производились постоянно попытки перерезать сообщение крепости с городом. 17-го апреля французам удалось насыпать укрепление на косе, против северной оконечности Гольма, которое сделало всякое движете по реке Висле днем совершенно невозможными Попытка коменданта прогнать французов с этого важного пункта не увенчалась успехом. Таким образом, сообщение с морем уже было значительно ограничено. 24-го апреля 63 осадных орудия открыли наконец огонь. Артиллерийские позиции были выгодно расположены и давали частью возможность направить против укреплений Гагельсберга фланговый огонь. Со стороны французов на огонь осадных орудий возлагались большие надежды, почему и было решено, с целью ускорить падение крепости, употребить все мортирные батареи для бомбардирования города. Против крепостной артиллерии действовали только пушки. Это разделение огня объясняется тем, что французы в других прусских крепостях обстрелом города достигали больших результатов. При Данциге рас

чет этот не оправдался; комендант не дал себя застращать, почему осадная артиллерия и не достигла перевеса в орудийном огне. Хотя осадная артиллерия еще не раз была усиливаема, но огонь обороны постоянно возгорался и начал существенно затруднять движете вперед сапою, когда эта последняя подошла на близкое расстояние. Французы были, таким образом, вынуждены все больше обращать и мортирный огонь против верков.
Хотя со стороны союзников еще в марте месяце было послано в крепость морем подкрепление в 3.000 чел., но в остальном они являлись лишь безучастными зрителями происходящих событий. Только постепенно они пришли к заключению, что оперативное значение крепости, лежащей на левом фланге Наполеона, несравненно важнее, чем простое обладание местом и что поэтому для ее удержания безусловно необходимо предпринять что-нибудь серьезное. На самое действительное для этого средство, именно на общее наступление русской армии, пока еще нельзя было рассчитывать, хотя все же удалось склонить русских к попытке открыть сообщение с Данцигом, действуя отрядом войск против низменности. Было известно, что гарнизон уже в достаточной мере ослаб и запасы пороха близятся к концу. Выполнение этого предприятия было возложено на русского генерала Каменского с 7.000 чел. В таком виде привести план в исполнение однако не удалось, потому что французские укрепления на косе оказались слишком сильными. Тогда для подвоза подкреплен]'й решили воспользоваться морским путем; но если таким образом и можно было достичь крепости без боя, то все же и в этом способе крылась существенная невыгода, которая впоследствии и обнаружилась. Прибытие транспортного флота нельзя было скрыть от французов, а следовательно, оно не могло явиться для них неожиданностью.
Между тем, в ночь на 7-е мая французам удалось путем внезапного нападения овладеть Гольмом. Этот остров был занять русским гарнизоном, числом около 1.500 чел., и имел слабые укрепления, возведе

нные по приказанию графа Калькрейта. Сомкнутые укрепления совершенно отсутствовали.
Крепость увидела теперь себя совершенно отрезанной от моря. Если это на ряду с отсутствием запасов пороха, вообще,, представляло значительную опасность, то к этому надо еще прибавить, что приближавшиеся теперь к крепости вспомогательные войска могли проложить себе путь в крепость лишь силой. Тем не менее, комендант не сделал решительной попытки отнять Гольм и французам удалось в течете ближайших дней настолько сильно укрепиться на нем, что на обратное овладение островом мало могло быть надежда.
Попытка французов 9-го мая прочно утвердиться затруднения. здесь разбилась об огонь блокгаузов, расположенных на прикрытом пути. В этом периоде защитникам удалось рядом бесчисленных мелких, но смелых вылазок достичь некоторого успеха и значительно замедлить движение атакующего. Последнему пришлось для разрушения блокгаузов на прикрытом пути обратиться к медленной минной атаке.
Обороняющийся не замедлил ответить соответственными мероприятиями.
Лефевр назначил первоначально общий штурм па 8-е мая, и хотя общее положение делало весьма желательным скорейшее падение крепости, тем не менее, императора отказался дать на него свое coглacиe, потому что сила сопротивления Гагельсберга не представлялась ему достаточно надломленной. Неудача на прикрытом пути показала, насколько справедливы были его опасения.
Критическое положение крепости делало попытку союзников к освобождению ее в ближайшее время весьма возможной; наиболее вероятным казалось Наполеону предположение об общем наступлении н

еприятельской армии, но он мог во всякое время подвести подкрепления Лефевру, так как от формируемого резервного корпуса, под командою маршала Ланна, всегда могла быть направлена к Mapиeнбургу сильная гренадерская дивизия Удино. И действительно, когда в императорской главной квартире в замке Финкенштейн 12-го мая получилось извете, что к Нейфарвассеру прибыло 30 транспортных судов, дивизия эта была двинута на соединение с осадным корпусом.
Операция генерала Каменского для освобождения крепости неприятно затянулась. Отплытие судов от Пиллау значительно задержалось неблагоприятными ветрами. 13-го мая утром у Нейфарвассера недоставало еще 1.600 чел., без которых Каменский не считал возможным что-либо предпринять. Они прибыли лишь утром 14-го и потому атака была отложена на 15-е мая. Вступив в сообщение с крепостью при помощи оптического телеграфа, он получил оттуда обещание, что гарнизон поддержит его атаку. Поэтому в ночь на 15-е его корпус был переправлен к Вейксельмюнде, чтобы при поддержка английских судов произвести атаку на Гольм и на позиции атакующего на косе. После шестичасового сражения атака была отбита; осадные войска были значительно усилены корпусом Удино, а комендант крепости не принял участия в бою. Он, правда, намеревался высадить 1.000 чел. у Ганскруга и отсюда уже двигаться вперед, но счел необходимым выждать сначала результатов атаки русских и самому не переходить до тех пор в наступление. Когда результат оказался печальным и стоящее против него неприятельское охранение нисколько не уменьшилось, он отказался от всякого со. действия. Дальнейшие операции генерала Каменского с целью помочь крепости со стороны Нейфарвассера не могли быть успешными, потому что большие силы осаждающего и крептя его позиции делали всякое наступление невозможным. Действия на косе прусского отряда в 3.000 чел., наступавшего из Пиллау, под командою полковника фон Бюлова, также остаются безрезультатными.
Для облегчения блокады в главной армии была организована демонстративная атака, но и она не достигла желанного результата. С этою целью генерал Беннигсен намеревался у Гутштадта атаковать 13-го мая выд

винутый сюда корпус Нея. Он направил против него значительный силы, но когда пришло ложное известие, что Наполеон приближается с большими силами для поддержки Нея. — от атаки отказался. Таким образом, вызвать тревогу во французской армии не удалось.
Неудача против прикрытого пути у Гагельсберга сделала, Лефевр настолько пал духом, что предложил 17-го мая Наполеону отказаться от атаки на Гагельсберг и обратиться против Бишофсберга. Он боялся, что взятием Гагельсберга не достигается никакого положительного результата. Император отказался.
Положение крепости после неудачной деблокады было сопротивление совершенно безнадежно. 19-го мая атакующему после разрушения блокгаузов удалось взять прикрытый путь перед сломлено. Гагельсбергом. Комендант настойчиво требовал у Каменского боевых припасов. Попытка доставить в крепость порох на судне не удалась. Так как запасов пороха могло бы хватить лишь на пять дней, то 21-го мая комендант вошел в переговоры о сдаче.
Весьма скоро предстоял штурм, так как атакующему удалось устроить спуск в ров и разобрать часть палисад Лефевр, с своей стороны, тоже охотно вступил в переговоры о сдаче и готов был согласиться на выгодные для гарнизона условия капитуляции; штурм грозил тяжелыми потерями, потому что крепостная артиллерия была еще полна энергии, а гарнизон Гагельсберга нисколько не поколеблен. После взятия Гагельсберга он должен был бы считаться с упорным сопротивлением городской ограды и не мог рассчитывать овладеть крепостью ранее, чем через 14 дней. Переговоры затянулись, так как граф Калькрейт упорно настаивал на свободном выходе гарнизона, Лефевр же не хотел на это согласиться. Комендант в этом требовании был под- держан гарнизоном Гагельсберга, который настойчиво требовал свободного выхода и заявлял. что в противном случае готов лучше быть погребен под развалинами Гагельсберга. 24-го с соизволения Наполеона состоялась, наконец, капитуляция на условиях, предложенных комендантом, в случае, если до полудня 26-го к к

репости не придет помощь. Гарнизону был дан свободный выход с обязательством не участвовать в военных действиях против Франции в течете года.
После получения этого известия русские войска, находящаяся у Нейфарвассера, были 25-го посажены на суда и это укрепление, так же как и форт Вейксельмюнде, очищено по приказу короля прусскими войсками.