Грабеж в Москве 1812 годаС времен Петра Великого Европа тихо ненавидела Россию из-за страха, который она внушала так называемым "цивилизованным народам". В Семилетнюю войну русская армия едва не стерла с карты Европы не по достатку воинственную Пруссию, которая во главе со своим полусумасшедшим королем-солдафоном и с помощью звонкого британского золота пыталась превратиться в супердержаву. Русская армия доказала, что может не только стоять насмерть по колено в крови, но и диктовать свою волю, захватывая столицы вражеских государств.


Ненависть Европы по отношению к Российской империи четко просматривается в наполеоновском нашествии, которое обрушилось на страну в 1812 году. Немцы шли в Россию грабить и набивать карманы, пользуясь случаем. Поляки мечтали повторить опыт 1612 года и надеялись на восстановление своей державности. И тоже мечтали о том, чтобы сломить хребет извечному врагу надолго, так, чтобы он не смог восстановиться долгие столетия. Наивные французы полагали, что смогут нарушить торговые связи русских купцов с северными странами, с Британией, которая открывалась для российского экспорта в виде громадного мирового рынка.
Но для решения всех этих задач, для осуществления европейских мечтаний требовалось одно -- больше грабить, убивать, жечь, превращая захваченные земли в пустыню.
В сравнении с войнами 18-го столетия кампания 1812 года в России была первой войной на тотальное уничтожение. Основа тотальной войны, как считал Наполеон, должна была быть заложена не на театре военных действий, а в головах солдат и офицеров. Чем сильнее армия ненавидит врага, тем эффективнее пойдет двинется процесс разрушения. Потому пропаганда Великой армии старалась объяснить задолго до перехода через Неман, какая дикая и отсталая страна Россия, как важно наказать дикарей за то, что они осмелились противостоять Европе и мудрому ее Императору.
Такая идеология давала право на разнузданный грабеж. Он начался задолго до разорения Москвы, с деревень Белоруссии и Смоленщины. Фуражиры сжигали целые селения, если натыкались на сопротивление. Иногда это делалось просто для устрашения, чтобы обезопасить коммуникации от повторения испанской гверильи. Разрушение России было методичным и планомерным.

Грабеж Москвы  наполеоновскими солдатами

Грабеж Москвы. Рисунок Кардовского


3 сентября 1812 года приказ Бонапарта разрешил грабеж столицы русских -- Москвы. началась настоящая вакханалия мародерства. Причем охотнее всего грабили храмы и монастыри, где сдирали с икон драгоценные оклады, рвали на куски парчовые ризы священников, сжигали ненужные православные книги. Мемуаристы (сами же французы) описывают, как солдаты жарили на кострах мужиков, выпытывая у них тайну -- где спрятаны господские ценности?
Взрывали колокольни и дома. Например, в Москве неподалеку от Новодевичьего монастыря обрушили церковь Иоанна Предтечи. Высокопетровский монастырь захватчики превратили в скотобойню. В соборе рубили туши, делили мясные порции. Заготавливали дрова в Покровском и Знаменском монастырях -- на растопку шли иконостасы, стреляли для разрядки в лики святых угодников.
Интересное развлечение придумали гвардейцы Наполеона в кремлевском Чудовом монастыре: украшали коней митрами и одеяниями епископов, веселились от души.


В огонь летели предметы русской культуры -- библиотеки из барских особняков, мебель, зеркала. Так погибли раритеты времен царя Алексея Михайловича, ранние портреты молодго Петра Великого и его сестры царевны Софьи. И даже "Слово о полку Игореве".


Жестокая расправа постигла многих священнослужителей, которых подозревали в том, что они утаивают сокровища. Солдаты убили штыками иеромонаха Знаменского монастыря Павла, священника Георгиевского монастыря Иоанна Алексеева, священника церкви Сорока святых Петра Вельмянинова. Последний принял особо мучительную смерть, страдая от ран. На казначее Богоявленского монастыря отце Аароне, запряженного в повозку, французы возили дрова и воду, подгоняя штыками.
Прощальный подарок русским от уходившего Наполеона оказался взрыв Кремля. Мины заложили под башни 10 и 11 октября 1812 года. Помешал, как известно, дождь. Иначе Кремль превратился бы в руины. Но все равно повреждены были Водовзводная и Никольская башни, Грановитая палата с ее величественными росписями, здание Сената. Уволокли захватчики даже листы с позолотой с крыш московских храмов и крест с колокольни Ивана Великого. Так действовали только дикие орды времен Тамерлана и гуннов.
Интересно, что после нашествия удалось разыскать запись мародеров о количестве полученного ими драгоценного металла из московских церквей. Всего было переплавлено из окладов икон и украшений церквей 325 пудов серебра и 18 пудов золота. О вкладе наполеона в разрушение России скромно умалчивают современные западные историки, стараясь больше внимания уделять прогрессивным веяниям, которые нес народам "революционный император". Но факты неумолимы -- русской земле европейское нашествие принесло смерть и грабеж, но не свободу и братство. Причем на знаменах наполеоновских полков были написаны лозунги времен Великой Французской революции.
{jcomments on}