Но все же надежда овладеть Генуей заставила его отсрочить выступление. 3-го июня после долгих переговоров последовала сдача. Массена сумел при этом выговорить себе весьма выгодные условия, именно: 8.000 чел. гарнизона с оружием и имуществом получили свободный выход сухим путем, 4.000 чел. должны были быть отправлены во Францию на английских судах. Отт принужден был согласиться на эти условия, чтобы не терять времени. Принц Гогенцоллерн с сильным гарнизоном остался в городе следить за посадкой на суда последних французов. Отт двинулся через Тортону, так как он получил приказ занять Пьяченцу и охранять для Мелласа находящейся там переход через р. По. Он пришел, однако, слишком поздно, был разбить Наполеоном 9-го июня при Монтебелло и отошел к Александрии, где и соединился с Мелласом. Австрийский полководец мог собрать здесь лишь около
31.000 чел. 14-го июня разыгралось генеральное сражение при Маренго, которое, начавшись неудачно для Наполеона, завершилось в его пользу. Согласно состоявшемуся на другой день после сражения соглашению, австрийцы очистили верхнюю Италии до Минчио. Генуя, таким образом, снова осталась во власти французов.
С чисто внешней стороны оперативное значение крепости Генуи в 1800 году является сходным со значением Мантуи в 1796 году, но в сущности, влияние, которое оказали обе крепости—совершенно различно. Если Мантуя вытеснила нам весь вред, который был причинен австрийской тактике не- правильным пониманием задачи крепости, то выгоды рационального пользования Генуей для французских операции выступают тем яснее. Она помешала сначала наступлению противника в южную Францию и надолго сковала его главный силы. Только этот выигрыш во времени дал возможность собрать силы и двинуть вперед резервную армии. Действия Наполеона покоились на том, что Генуя препятствовала неприятелю обрушиться с превосходными силами на французские колонны, дебуширующие из гор. При большем обеспечении продовольствием крепость могла бы значительно лучше и вернее выполнить свою задачу.
Особенное, широко растянутое по Лигурийскому побережью расположение Массены было возможно лишь благодаря содействию опорных пунктов, которые представляли собою крепости. Иначе обходные движения австрийцев отбросили бы его на прибрежную дорогу, которой угрожал английский флот. Поэтому Наполеон придает решающее значение Генуе и сосредоточивает там все силы.
Несокрушимая энергия, которую обнаружить Массена при обороне, внушает полное уважение; способ действий, благодаря которым он до последней минуты держал инициативу в своих руках, представляется образцовым и все же события показывают, насколько Наполеон был прав, говоря, что первоначальное расположение Массены было слишком растянуто: оно без труда было прорвано. Вместо этого он указывает укрепленную позиции впереди крепости, на которой Массена должен был ожидать неприятеля; он полагаете, что таким образом Массена имел бы возможность по частям разбить колонны, идущие для обложения крепости и которые в той местности не могли поддерживать друг друга, и тогда с 30.000 чел. Массена мог бы отбросить 60.000.
Когда Массена после прорыва своей позиции должен был ограничиться обороной Генуи, он уже не располагал более достаточными силами, чтобы действовать по способу, предложенному Наполеоном. Тем не менее, он все же видите свою задачу не исключительно в обеспечении обладания известным пунктом, но в привлечении к нему возможно больших неприятельских сил. Способ, которым он сумел достигнуть этой цели в ряде блестящих вылазок, по истине заслуживает названия образцового, и в то время, как в Мантуе, как мы видели, бездеятельный гарнизон таял и терял свою военную доблесть, здесь, благодаря постоянно напряженной энергии вождя, удалось, несмотря на скудное продовольствие, сохранить до конца боевую способность войск на должной высоте. Польза, оказываемая активной обороной крепости в этом смысле, существеннее, нежели достигнутые ею положительные результаты. Это заставило Мелласа держать свои главные силы у Генуи и когда он позднее решился предоставить осаду Отту, он все же действовал нерешительно против Суше. Лежащая в тылу его Генуя внесла гибельную неполноту в его распоряжения. Имея перед собою противника с энергией Массены, ему действительно должно было представляться рискованным оставить для наблюдения за ним слабые силы, чтобы решительно перейти в наступление на южную Франции. Генуя показывает, какое значение может приобрести крепость, способная к активным предприятиям, против сообщении противника.
Подобные же результаты вполне могут быть достигнуты современными крепостями, окруженными поясом фортов, даже против соответственно сильнейшей неприятельской полевой армии, при условия снабжения их достаточным по численности подвижным гарнизоном. Долгое сопротивление Генуи объясняется, без сомнения, главным образом тем, что австрийцы не обладали достаточным количеством осадной артиллерии. Небольшого числа тяжелых подвижных орудий было бы, вероятно, достаточно для взятия укреплении первой линии, обладающих очень слабым артиллерийским вооружением, и которые, будучи вынесены вперед, имели целью затруднить атакующему занятие артиллерийских позиций для овладения собственно крепостью. Бомбардировка с высот, занятых этими фортами, тесно построенного города, со скученными в нем массами, в соединении со страхом голода, вероятно, ускорила бы развязку.
Если бы, благодаря этому, при данных обстоятельствах можно было бы достичь успеха посредством доставленных вместе с полевой армией тяжелых подвижных орудий, то, вообще говоря, такую возможность нельзя обобщать, так как надо принять в соображение, что число тяжелых орудий со- временных полевых армии и, главным образом, количество имеющихся при них боевых припасов, во всяком случае не могут превзойти артиллерийское вооружение даже устаревших крепостей, и что брать отдельные форты-заставы или подготовлять атаку целой крепости с намерением довести ее до решающего момента — совсем не одно и то же. Поэтому, если наверное предвидится атака крепости, то и теперь необходима своевременная подготовка всех средств осады. Что эта подготовка не была исполнена австрийцами в 1800 году,—неоспоримо ошибочно, так как поход предположено было открыть против Генуи. Обложение крепости здесь, как и во многих других случаях оказалось средством сомнительным, так как строгие меры Массены способствовали неслыханной силе сопротивления.
То обстоятельство, что Отт в конце концов голодом вынудил крепость к капитуляции не имело уже значения. так как уже задолго до нее главная цель обороны была достигнута, тем более что сдача крепости произошла при условиях, которые даже не сделали войска Массены бессильными в дальнейшем течении войны. Понятно само по себе, что Отту хотелось овладеть так долго оспариваемым городом, но обладание им мало значило по сравнению с тем вредом, который мог бы произойти вследствие замедления его выступления, так как в этот момент решете судьбы зависело уже от действий в открытом поле.
Влияние, оказанное Генуей на операции, ясно показывало, что крепость на войне должна быть лишь средством к достижение цели, но никогда не самой целью. Эго вполне ясно видно из поведения Наполеона после совершенная им перехода через Альпы, которое представляет столь резкие контрасты с распоряжениями австрийских генералов в 1796 г.
Так как крепость выполнила уже свою задачу в сфере общих операций, то Наполеон имел право без всяких размышлений сдать ее и ее ослабевший гарнизон, чтобы, пожертвовав небольшим успехом, который обещало освобождение Генуи, приобрести крупный результата всего предприятия.

{jcomments on}