Супер-шпионкиЖизнь среди волков и медведей. Такой представлялось Наполеону его сосуществование рядом с Талейраном и Фуше, прожженными интриганами, прошедшими огонь и воду, медные трубы. У этих господ руки были по локоть в безвинной крови. И от них можно было легко получить коварный удар, едва только Фортуна замедлит вращение своего колеса.


Наполеон никогда не склонен был предаваться откровенным, искренним рассуждениям. Но наедине со своими сподвижниками из числа военной элиты, которые не могли принести вреда на поприще дипломатии, он жаловался на необходимость терпеть во имя государственных интересов проделки Талейрана и его окружения.
Он знал о той силе, которая была накоплена Фуше, но не полагался на свои сведения о количестве шпионов своего министра полиции. Император справедливо рассчитывал, что Фуше ведет собственную игру. Как только появятся первые проблемы, он может перейти в стан врагов.
Потому Наполеон, привыкший доверять своей интуиции и знанию людей, прилагал усилия для вербовки собственного штата осведомителей. Персональная полиция императора не подчинялась, естественно никому, кроме него самого.
Император охотно вербовал дам высшего света, полагаясь на свое мужское обаяние. Он нашел агента в окружении своей супруги -- это была креолка мадам Гамелен. Фортюне не последовала за императрицей в Мальмезон после развода с Наполеоном. Наполеон оставил ее собирать сведения в Париже, в среде высшей знати. Повод для вербовки был прекрасный -- Наполеон раскрыл ее козни, которые были направлены против развода Жозефины с Наполеоном. Император лично предложил куртизанке выбор -- или работать в качестве супер-шпионки, или прозябать где-нибудь в провинции навечно, без права выезда в свет. Гамелен выбрала шпионство.

Шпионки

Аделаида Лабий-Гийяр. Портрет мадам Жанлис 1790 г.


Фортюне Гамелен поставляла информацию о настроениях маршалов и их супруг, о разговорах, которые велись в парижских салонах. Она работала на банкира Уврара, а иногда посылала весточки и опальному Талейрану, который продавал ее данные Австрии и Пруссии. Связь с Увраром была известна Наполеону, который использовал это обстоятельство для еще большей привязки Фортюне к своей личной тайной шпионской сети.
Мадам Гамелен с воодушевлением восприняла возвращение наполеона с острова Эльбы, увлеченно работала во время "Ста дней". Позднее ее перевербовали агенты тайной полиции Бурбонов.
Помогала Наполеону больше узнавать тайн и сплетен о своих соратниках и их окружении и писательница мадам Жанлис. В литературе Европы она была известна душещипательными романчиками о светских любовниках. Но основной доход ей приносила служба в качестве супер-шпионки императора Франции. В годы Старого режима мадам Жанлис воспитывала будущего короля Луи-Филиппа, герцога Шартрского. Она долгое время состояла на довольствии в службе Фуше. Но в 1809 году их пути разошлись. Жанлис разгневалась на министра полиции из-за нерегулярных выплат денежного содержания, дама очень любила деньги.

Жанлис

Урок музыки -- картина Jean Baptiste Mauzaisse.

Сидит за небольшой арфой - Луиза-Мария-Аделаида-Валерия, дочь герцога Шартрского, за пультом пристроилась Памелла, внебрачная мадам Жанлис. Сама Фелисите Жанлис (в шляпе) занята демонстрацией приема игры на арфе.


Наполеон использовал любознательность мадам Жанлис в своих целях, приставив ее к Фуше и заставив присылать ему корреспонденции о своем министре. Когда к власти пришли Бурбоны, Жанлис переметнулась к королю и стала писать памфлеты, в которых неистово клеймила Наполеона как узурпатора и несчастье для Европы. Но доходы от этого занятия не могли равняться с теми деньгами, которые ей давал тот, кого она так ругала. Людовик XVIII был слишком расчетлив и экономен, посчитав, что не стоит тратить золото на вздорную пожилую графоманку, вербуя ее в шпионки.

{jcomments on}