ПруссакиВ 1814 году командование прусской армии решило сохранить корпусные штабы. Но требовалось создать единый орган, который бы координировал  службу всех частей армии. Военные советники короля Фридриха Вильгельма III настояли на том, чтобы штаб Силезской армии был сохранен как «Департамент генерального штаба». Так закладывалась основа для будущего Большого генерального штаба. Департаментом руководил генерал Грольман, который продолжил реформы в духе Шарнгорста.


Грольман приложил немалые усилия, чтобы Генштаб не превратился в замкнутую касту. Это грозило бы повторением старых ошибок (1806 года) и низкой боевой способностью обороны Пруссии. В докладе для короля (1814 год) Грольман настаивал на том, чтобы в мирное время Генеральный штаб больше напоминал военную школу, в которой офицеры получали бы навыки управления войсками на высшем уровне, готовились бы для выполнение серьезных и ответственных задач. Генштаб кровно связывался с армией и служил ее интересам. Потому в генштабисты подбирались инициативные и отважные офицеры, умные и решительные. Ни один из них не мог служить в Генеральном Штабе дольше четырех лет. Этим правилом пресекалась на корню кумовщина и протекционизм.


Всего офицеры Прусского генштаба служили 9 лет -- из них ровно шесть лет они выполняли при штабе  работы, связанные с топографией и картографией, с управлением штабами. Два года нужно было непосредственно провести на командных должностях в строевых частях. Внимание обращалось в эти два года на практическую подготовку тактиков.


В отличие от русского генерального штаба прусские офицеры намеренно избавлялись от всякой канцелярщины. Для этого существовали специальные чиновники или нижние чины, которые и работали с бумагами. Один прусский генштабист при относительной малочисленности состава Штаба стоил, Прусский генштаб после победы над Наполеоном


Генерал ГрольманВ 1814 году командование прусской армии решило сохранить корпусные штабы. Но требовалось создать единый орган,который бы координировал  службу всех частей армии. Военные советники короля Фридриха Вильгельма III настояли на том, чтобы штаб Силезской армии был сохранен как «Департамент генерального штаба». Так закладывалась основа для будущего Большого генерального штаба. Департаментом руководил генерал Грольман (см. фото), который продолжил реформы в духе Шарнгорста.
Грольман приложил немалые усилия, чтобы Генштаб не превратился в замкнутую касту. Это грозило бы повторением старых ошибок (1806 года) и низкой боевой способностью обороны Пруссии. В докладе для короля (1814 год) Грольман настаивал на том, чтобы в мирное время Генеральный штаб больше напоминал военную школу, в которой офицеры получали бы навыки управления войсками на высшем уровне, готовились бы для выполнение серьезных и ответственных задач. Генштаб кровно связывался с армией и служил ее интересам. Потому в генштабисты подбирались инициативные и отважные офицеры, умные и решительные. Ни один из них не мог служить в Генеральном Штабе дольше четырех лет. Этим правилом пресекалась на корню кумовщина и протекционизм.


Всего офицеры Прусского генштаба служили 9 лет -- из них ровно шесть лет они выполняли при штабе  работы, связанные с топографией и картографией, с управлением штабами. Два года нужно было непосредственно провести на командных должностях в строевых частях. Внимание обращалось в эти два года на практическую подготовку тактиков.
В отличие от русского генерального штаба прусские офицеры намеренно избавлялись от всякой канцелярщины. Для этого существовали специальные чиновники или нижние чины, которые и работали с бумагами. Один прусский генштабист при относительной малочисленности состава Штаба стоил, как отмечали военные теоретики 19 столетия, двух или трех французских штабных.
Генерал Грольман еще в 1814 г. позаботился о сформировании трех основных отделений Большого генерального штаба, каждое из них специализировалось на изучении французского, австрийского или русского фронтов -- на случай непредвиденной войны. Ответственный чин генштаба за конкретный участок в случае войны мог возглавить соответствующую работу, связанную с военными действиями на обозначенном направлении.


Например, в 1830–1831 гг. на должность командующего прусской армией против Франции был выдвинут генерал Гнейзенау. Его начальником штаба был  Клаузевиц (составил три плана военных действий).
Для добывания нужных шпионских сведений о состоянии армий предполагаемых противников Грольман организовал в сопредельных странах резидентуры. Немецкая разведка накапливала информацию о военном потенциале неспешно, но основательно. Причем агентов вербовали из политических и промышленных кругов.


Не обошел Грольман вниманием и военную историю. В 1819 году по его инициативе организовали военно-историческое отделение. Одновременно Грольман организовал планомерную картографическую работу — по триангуляции и съемке всей территории государства. За исключением руководителей, офицеры, специализировавшиеся в составе Большого генерального штаба над военно-исторической или картографической работой, не подлежали переводу в генеральный штаб. как отмечали военные теоретики 19 столетия, двух или трех французских штабных.

{jcomments on}