Римский император АвгустБеспрерывные войны усилили роль армии в римском обществе. А военным нужны были энергичные лидеры, властные и сильные, которые могли бы заботиться о войске, о его благосостоянии. Это стремление к возвеличиванию роли удачливых полководцев окрепла по мере того, как Рим стал приобретать все новые и новые провинции, порабощенные силой оружия. Римская армия провозглашала успешных военных вождей триумфаторами. Солдаты  армии, ставшей после реформ Мария профессиональной,  были готовы теперь пролить кровь за человека, за героя, а не за отдаленные понятия общего блага.


Именно армия превратила императоров в безграничных властелинов, поставивших себе над  римским Сенатом, над народом, наделив императоров безграничной, почти божественной властью.
Император был первый гражданин в государстве и первый между сенаторами; поэтому он сам часто называл  себя princеps, и его правление называют обыкновенно princiatus. Первые императоры принадлежали к патрициям. Позднейшие получали от сената достоинство патриция. Первый император не сенаторского ранга был Макрин (217 год). Назначение зависало от сената; но свобода выбора, конечно, была для него ограничена фактическими условиями, особенно военными. Хотя император не имел  права передавать по наследству свое достоинство, но при нормальных условиях считались с высказанною им волей. Вместо должностного титула у него были nomen (имя) и  cognomen (прозвание).
Между последними особенно характерным было прозвание Augustus, которое носили лишь правящие государь, имя же Caesar принадлежало и его потомкам, а позже и предполагавшемуся наследнику трона. Почетный титуле imperator предшествовал  другим именам.

Император


Своим могуществом императоры Римской империи были  обязаны предоставленной им проконсульской власти. В силу этой власти все провинции, в которых приходилось держать войско, находились под непосредственным управлением императора, а сенат управлял мирными провинциями. Для первых император назначал  наместников (legati Augubti pro praetoие)и полководцев и в их пределах имел  неограниченное право войны и мира.
Вследствие этого он был  высшим военачальником и считал  себя в праве даже в Италии, т.-е. вне сферы проконсульской власти, держать свою лейб-гвардии (cobors praetoria) и являлся в военном платье. Образование войска, набор, назначение офицеров, награды и т. д. вскоре совершенно перешло в руки императора.
Даже войсковые части, действовавшие хоть раз в виде исключения в какой-нибудь сенаторской провинции, а также организованна по-военному полицейские столичные части были подчинены императорам Римской империи и присягали им. Передача императорами в свои руки управления провинциями было новшеством самым важным по своим последствиям. И в сенатских провинциях император имел высшую в сравнении с наместником власть, которую он проявлял особенно в военной и податной области. Провинции перестали таким образом служить средством обогащения для метрополии и достигли высшей степени развития. Правовое различие между провинциями и Италией все более и более   терялось, так как все новым и новым общинам давались права гражданства, пока все провинциалы не получили их при Каракалле.
Итальянскими делами властитель управлял  на основании своей трибунской власти. Но он не был  в силу ее коллегой народных трибунов, а стоял выше всех стеснявших их ограничений. Он в самых широких размерах применял  трибунское праве протеста, защиты и обвинения. Сверх того, получая эти права пожизненно, он, благодаря неприкосновенности трибунов, был  безответственным. Напротив, преступления против его особы карались по старому трибунскому праву. Императоры Римской империи считали годы своего правления со дня передачи им этой власти, которую они заставляли подтверждать призрачными комициями; в их полном титуле трибунское звание значится раньше других светских званий и имен. Императору принадлежали и общие магистратские права с тем преимуществом, какое давали пожизненность и безответственность. Как консуле и трибун, он мог входить во все области с эдиктами и предложениями к решающим инстанциям.

Император Септимий

Римский император Септимий Север (193-211).

Античный бюст из Мюнхенской глиптотеки


Высокое положение императора фактически привело к тому, что ему одному принадлежало решение во всех важных финансовых и политических делах, и даже в тех случаях, когда окончательное решение принадлежало одному сенату, от императора зависело самое внесение предложения. Из светских должностей императоры часто занимали консулат больше для того, чтобы польстить народу старой конституционной формой, чем для усиления своей власти, а также в начале иногда цензуру. В то же время императоры были членами всех важнейших жреческих коллегий, например, авгуров, арвалеских братьев. Должность pontifex maximus со смерти триумвира Лелида (12 г. до P. X) была постоянно связана с императорским достоинством.
Право верховного надзора делала императора высшей инстанцией и в области судебной. В уголовных  судах он делился своей компетенцией с сенатом, так что для преступлений было теперь три инстанции: quaestiones, senatus и imperator, как высший судья. Он руководил  преимущественно процессами против своих офицеров и должностных лиц, если здесь рассматривались вопросы службы. Он составлял  список присяжных, но решал  и сам, как единоличный судья. С другой стороны, во всех делах с присяжными он мог подать свой голос в пользу обвиняемого. И в гражданских делах он был высшей инстанцией для магистратов, решавших дела без присяжных. Иные императоры, например — Клавдии, с особым усердием занимались судебными делами.
Конечно, император не мог лично исполнять свои многочисленный обязанности и использовать права. Уже при Августе начала создаваться армия императорских чиновников, которая по силе и численности скоро затмила магистратуру римского народа. Это чиновники брались из самых разнообразных слоев общества, но все они назначались императором, от него получали содержание, от него зависали и только перед ним были ответственны. Для некоторых должностей, например, градоначальника (praefectus urbi), наместников провинций, командиров легионов, требовался сенаторский ранг, для других, напр., для некоторых прокураторов — всаднический. Низшие должности замещались вольноотпущенниками или рабами, пока пропасть между императором и подданными не заставила исчезнуть все остальные различия.
Юридически император, как и всякий гражданин, подчинялся закону, но фактически он сенатским декретом был освобожден от подчинения неудобным законам. Сначала этот декрет касался только его особы, впоследствии вновь избранному императору сразу предоставлялись принадлежавшие его предшественникам привилегии. Они были столь многочисленны, что фактически император не был связан никаким законом.{jcomments on}