Кумир миллионов на Корсике ПаолиНа острове Корсике уже в начале шестнадцатая века встречается фамилия Буонапарте, не выделявшаяся ничем из среды других подобных ей фамилий. Трудно было бы представить себе в восемнадцатом веке страну и семью более удаленные от главного русла европейской истории. Между тем уединенному острову Корсике и неведомой семье Буонапарте предстояло не только принять участие в общем течении событий, но и отметить наиболее характерные его фазы. Руссо, словно предчувствуя судьбы Корсики, объявил, что это единственная страна в Европе, способная к прогрессу и мирному возрождению законодательным путем . Сравнительно небольшой и отдаленный остров действительно чуть не послужил примером осуществлены любимого и наиболее существенного догмата политической, доктрины женевского философа о человеке в естественном его состоянии,—порядка, возникающею из конфликта,—правительстве, опирающемся на общее согласие и на договор с управляемыми. Внимание всей Европы долгое время было обращено поэтому на Корсику.


Высокий горный хребет делить Корсику на два округа: восточный и западный. Первый из них обладает более отлогими склонами и сравнительно большим плодородием . Система общинного управления, установившаяся на восточном склоне, одержала верх также и на западном
Население этой маленькой обособленной страны должно быть главным з образом признано по своему происхождению итальянцами. Оно поддерживало все еще связи с метрополией частью в форме торговых сношений, частью же посылая свое юношество заканчивать профессиональное образование в итальянских школах . Сравнительно немногие корсиканцы занимались торговлею и мореплаванием . Главная масса населения добывала себе хлеб насущный земледелием . Рассматриваемые, как нация, корсиканцы давно уже перестали участвовать в общем течении западно-европейской культуры. Они последовательно находились в подданстве у греков , римлян , арабских калифов , императора и пизанской республики. Последнею их властительницей была генуэзская республика, выродившаяся в недостойную олигархии. Первоначально Корсика была соединена с генуэзской республикой на условиях, обеспечивавших острову особого заступника, заседавшего в генуэзском сенате, и оставлявших в силу наиболее излюбленные обычаи смелого, бесхитростного и первобытного по характеру корсиканского населения. Не желая владычеством над Корсикой причинять себе лишние хлопоты, генуэзская республика предоставила корсиканцев на жертву их собственным слабостям . Земледелие все более приходило в упадок и чрезмерное раздробление участков удобной земли сделало его под конец до чрезвычайности безвыгодным . Среди народа, обособленная не только в качестве островитян , но и в качестве горцев, старинные учреждения оказываются до чрезвычайности живучими. Таким образом кровомщение (вендетта) с сопровождающей его племенной организацией, сходной с шотландскими кланами, никогда совершенно не исчезало из корсиканских обычаев . За время генуэзского владычества местные власти смотрели сквозь пальцы на ношение оружия. Ссоры разрешались между усобицей. Зачастую союзы нескольких кланов , охватывавших значительную часть Корсики, вели друг с другом войны. Генуэзские власти смотрели на эти войны сквозь пальцы. Малочисленное феодальное дворянство не пользовалось авторитетом который бы признавался законом . Оно не старалось, по примеру дворянства других стран , дать в своих укрепленных замках приют зарождавшейся промышленности. Вместе с тем лучшие участки земли, не принадлежавшие дворянству, постепенно захватывались монастырями.
В происходивших от времени до времени восстаниях против тирании и захватов генуэзской республики корсиканцы выставили целый ряд национальных героев . Один из них, Самшеро, поставил на короткое время в шестнадцатом столетии Корсику под покровительство французских королей. Он лично мог считаться весьма типичным корсиканцем . Мрачный, воинственный и мстительный, Самшеро обладал мощным умом и большой рассудительностью. Простота его костюма и нравов не поддались влиянию роскоши, которою щеголяли в то время при дворах в Флоренции и в Париже. Ему пришлось долгое время жить при этих дворах и, несмотря на это, он оказался в состоянии без содрогания убить жену, когда она, с своим ребенком , передалась в руки его врагов . Гостеприимный и великодушный, но вместе с тем ужасный в своем гневе, властный, неспособный руководствоваться состраданием и жалостью, этот национальный корсиканский герой являлся воплощением своей эпохи и своего народа,— превосходным образчиком первобытной физической и умственной энергии.
Величайшим из корсиканских героев был , однако, последний из них , Паскаль Паоли. Предназначенный для своей роли происхождением , способностями и Прекрасным образованием , он , в 1755 году, на двадцать девятом году от роду, был провозглашен генерал-капитаном , т. е. настоящим диктатором Корсики.
Блогодаря упорядочению выборов , демократически учреждения, слабость которых препятствовала единству действия, необходимому в смутные времена, получили прочную организацию. Нестройный скопища добровольцев были преобразованы в народную армию, а разбойничество подавлено. Мудрые законы не только провозглашались, но проводились также и в жизнь. В числе их был , между прочим , закон , по которому кровомститель об являлся убийцею, тогда как он перед тем признавался героем . В городе Корте, естественной столице западного округа, служив- нием цитаделью либеральной партий, так как он соединен трудно проходимыми, но удобно обороняемыми тропинками со всеми мысами, бухтами и извилинами скалистого прибрежья, заложены были основы университета. Генуезцы, постепенно вытесненные со всего острова, под конец удержали за собой всего лишь три приморских порто вы х города.
Благодаря искусной своей дипломами, Паоли удалось добиться временного разрыва между генуезцами и Ватиканом . Хотя этот разрыв был не продолжителен , но все-таки он дал Паоли возе ложность вернуть государству обширные захваченный монастыря ни поместья и воспрепятствовал католическому духовенству воспользоваться могущественным своим влиянием на суеверных крестьян , чтобы окончательно подавить движете, клонившиеся
При таких обстоятельствах торговля начала процветать. Новые портовые города были заложены и усилены укреплениями, а постройка нескольких канонерских лодок для их обороны являлась как бы зачатком национального корсиканского флота. Высокомерные корсиканцы, временно изменив традиционным своим обычаям , принялись собственноручно работать вместе с женами и наемными работниками. Земледелий, промышленности и искусствам сообщен был таким образом импульс , воздействие которого обещало, по-видимому, быть прочным .
Нельзя сказать, чтобы Паоли удавалось править Корсикой совершенно спокойно. Хотя он и был кумиром для миллионов корсиканцев, но от времени до времени на острове возгорались против него восстания или, лучше сказать, бунты, вызывавшиеся мелкими фракциями. Таков , например , бунт , во главе которого стоял Матра, завистливый соперник Паоли. В сущности все эти восстания не имели серьезного значения. До самого 1765 года дело национальной партий шло весьма успешно. Корсиканцы одерживали раз за разом победы над генуэзскими войсками, значительно превосходившими их в численности. Это обусловливалось воинственным характером корсиканцев , ставивших честь выше всего остального и способных , выражаясь словами средневековой хроники, „без ропота выносить бессонные ночи и труды, голод и холод , бесстрашно глядя в очи смерти для того только, чтобы добыть себе честь и славу В виду столь необычайной успешности во внутренних корсиканских делах возникла для острова необходимость обзавестись также и внешнею политикой. Паоли находил всего удобнее заключить с Францией наступательный и оборонительный союз с тем , чтобы Корсика признавалась независимой. Франции предоставлялось, на условии взаимности, право беспошлинной торговли. Вместе с тем корсиканцы обязались выставлять вспомогательный корпус войск и выплачивать на его содержание ежегодно известную сумму французскому казначейству. Большинство корсиканских патриотов соглашалось признать французский протекторат ,не предоставляя, однако, Франции никакой административной власти на острове.
Министр иностранных дел Людовика ХV, граф Шуазель, был вовсе не расположен задаваться такими бескорыстными целями по отношению к Корсике. Очевидно, что генуэзская республика оказывалась бессильной удержать за собой этот остров , а потому Шуазель решил присоединить его к Франции. Удобным орудием для осуществления его целей явился сын корсиканского эмигранта Буттафуоко, который приобрел себе этим путем печальную известность.
Личный характер Паоли являлся вполне безупречным , так что мог смело считаться образцом , достойным подражания. Паоли был истинным кумиром миллионов, хорошим оратором и мудрым законодателем . Вместе с тем он старался развивать у корсиканцев врожденные их доблести и самым широким образом пользовался таковыми. Ко всему этому присоединялся у него обширный кругозор философа—мыслителя, отдающего себе ясный отчет в соотношениях и взаимодействиях различных времен и народов . Паоли старался поэтому укрепить и возвысить Корсику не только в ее собственных национальных интересах , но и для того, чтобы ее возрождение послужило опорною точкой для поднятая всего человечества к высшему уровню. Он являлся до того симпатичной, влиятельной, дальновидной и всеобъемлющей личностью, что Вольтер называл его „законодателем и славою своего народа", а Фридрих Великий прислал ему в подарок кинжал с надписью: „Libertas, Patria". Умственная , и физическая деятельность Паоли казалась до такой степени необычайной, что врачи предполагали, будто он , подобно Цезарю, Магомету и Кромвелю, был одарен сверхчеловеческой стойкостью и энергией. Теневой стороной в характере этого замечательного общественного деятеля являлась властная повелительность. Тем самым Паоли подорвал у своих сограждан способность к самопомощи и личной самостоятельности.
„Корсика,—писал в 1790 году Наполеон, которому предстояло в еще большей степени чем Паоли прославить имя корсиканцев ,—Корсика была добычей честолюбия своих соседей,—жертвою их политики и своего собственного самодурства... Мы видели, как она веялась за оружие, низвергла жестокое иго генуезцев , возвратила себе независимость и жила в течете одного мгновенья счастливо и благополучно. Затем , однако, преследуемая непреодолимым роком , она снова впадает в невыносимо бедственное состоите. В продолжение двадцати четырех столетий она служит ареной, на которой разыгрываются все те же сцены. Несмотря на все перемены, мы видим там те же самые бедствия, —встречаем то же самое мужество,-—ту же решимость, смелость и бодрость духа... Было мгновенье, когда она трепетала перед гидрой феодализма, но оно длилось лишь до тех пор , пока народ не распознал и не раздавил это чудовище. Следуя естественному влечению чувств , Корсика, подобно рабыне, лобызала цени римского владычества, но не замедлила порвать их . Правда, она склоняла голову перед лигурийской аристократией и, уступая подавляющему превосходству сил , двадцать лет томилась в деспотических когтях версальского правительства, но затем сорок лет бешеной войны изумили Европу и привели в смущение врагов Корсики
То же самое перо заявляло, что Паоли, следуя традиционной корсиканской политике, не только обнаружил , в конституции, выработанной для Корсики, высокое понимание истории ".
Когда женевскому философу пришлось вследствие неосторожной пропаганды спасаться бегством , Паоли предлагал ему убежище на острове Корсике, но Руссо предпочел удалиться в Англии.
{jcomments on}

Наша группа в ВК