БородиноКрупнейшее сражение не только в истории Отечественной войны 1812 г., но и вообще в истории войн, развернулось 26 августа (7 сентября) в 123 верстах к западу от Москвы у села Бородино. На небольшом сравнительно пространстве сошлись около 150 тыс. русских (включая казаков и ополченцев) при 624 орудиях и 153 тыс. французов, имевших 587 орудий. Бой продолжался с рассвета до темноты. Проведя демонстративную атаку против правого фланга русской позиции у села Бородино, Наполеон обрушил мощный удар трех армейских корпусов и трех корпусов кавалерийского резерва на расположенные на левом фланге Семеновские укрепления, оборонявшиеся войсками 2-й Западной армии генерала П. И. Багратиона.

Борьба за Багратионовы флеши с переменным успехом длилась несколько часов, и лишь после того, как был тяжело ранен Багратион и в рядах русских наступило временное замешательство, французы захватили флеши и к 11 часам окончательно утвердились на них. Принявший командование левофланговыми дивизиями генерал П. П. Коновницын отвел их за Семеновский овраг и продолжил оборону на новом рубеже.
Не менее драматичные события разворачивались в это время в центре русской позиции в районе Курганной батареи, или батареи Раевского. В половине 10-го утра во время второй атаки на редут 30-й линейный полк при поддержке других частей 1-го армейского корпуса Л. Н. Даву первым же броском овладел высотой, на которой располагалась батарея, но оказавшиеся случайно в этом месте генералы А. П. Ермолов и А. И. Кутайсов моментально организовали контратаку русских пехотинцев и егерей и освободили батарею. В этой получасовой схватке погиб командующий русской артиллерией двадцативосьмилетний генерал- майор Кутайсов, а возглавивший атаку французов бригадный генерал Ш. Боннами получил множество штыковых ран и был взят в плен. Французский 30-й линейный полк почти полностью погиб на батарее в день Бородинской битвы 1812 года.
В критический момент боя, когда Е. Богарне готовил очередную атаку на Курганную батарею, маршал М. Ней штурмовал русские укрепления у деревни Семеновское, а Наполеон готов был для довершения успеха ввести в бой Молодую гвардию, русский главнокомандующий М. И. Кутузов направил в обход левого фланга французов кавалерийский корпус генерала Ф. П. Уварова и казачий корпус атамана М. И. Платова. В ходе рейда конница должна была оттянуть максимально возможное количество войск противника от левого фланга русской позиции. И хотя полностью выполнить поставленную задачу не удалось, диверсия русской кавалерии на время приостановила атаки неприятеля и дала возможность нашему командованию подтянуть резервы и перегруппировать силы на важнейших участках сражения.

Бородинская битва

Бородинское сражение. Неизвестный художник, гравюра начала XIX века


После полудня основные события Бородинского сражения развернулись у Курганной батареи, «фатального редута», или «адской пасти», как называли ее французы. К тому времени поредевшие батальоны 12-й и 26-й пехотных дивизий, защищавших батарею, сменили полки 24-й пехотной дивизии под командованием генерала П. Г. Лихачева. На этот раз Наполеон решил взять высоту комбинированным ударом кавалерии и пехоты: с флангов должны были наступать кавалеристы О. Коленкура и Л. Шастеля, с фронта — пехота Е. Богарне. С невероятными усилиями кирасиры 2-го корпуса кавалерийского резерва прорвали оборону русских и с тыла ворвались на батарею. Скованные боем с французской конницей полки 24-й пехотной дивизии не смогли сдержать неприятельскую пехоту. После 15 часов батарея Раевского была занята французами. При ее взятии погиб от картечной пули генерал О. Коленкур и смертельное ранение получил генерал Ж. Ланабер. Командир оборонявшей курган 24-й дивизии генерал П. Г. Лихачев, получив ранение, попал в плен.
Весь день 26 августа (7 сентября) продолжался бой и на крайнем левом фланге русской армии, где 3-й пехотный корпус генерала Н. А. Тучкова и ополченцы пресекали попытки 5-го армейского корпуса генерала Ю. Понятовского зайти в тыл русской обороны.
В середине дня полякам удалось захватить ключевой пункт того участка позиции — Утицкий курган. Но получивший подкрепление Тучков контратаковал неприятеля и вернул утраченную позицию. В этой контратаке командир 3-го пехотного корпуса генерал-лейтенант Тучков l-й погиб. Лишь после того как основные силы 2-й армии, оставив Багратионовы флеши, отошли к Семеновскому оврагу, вынуждены были отступить и части 3-го корпуса.
С захватом Семеновских укреплений и Курганной батареи сражение не закончилось. В центре позиции продолжались кавалерийские стычки, в которых отличились, В частности, Кавалергардский и лейб-гвардии Конный полки, до темноты продолжалась артиллерийская дуэль. К исходу дня на пространстве от деревни Горки до старой Смоленской дороги русские войска отошли на 1 —1,5 версты и закрепились на новых рубежах.
М. И. Кутузов, получив к полуночи донесения о громадных потерях армии, приказал отступить в сторону Можайска. В руках французов остались село Бородино, батарея Раевского, Семеновские укрепления, Утицкий курган, однако к ночи Великая армия отошла на исходные позиции к деревне Шевардино.
Событиям 26 августа (7 сентября) посвящены фрагменты воспоминаний Франсуа, Куанье, Гриуа и некоторые другие, или, по крайней мере, его свидетелями, вроде Боссе. Как правило, мемуаристы описывают те фрагменты битвы, которые разворачивались на их глазах, хотя некоторые — Рапп, Лежен — попытались охватить всю картину боя. Это свидетельствует о том, что, работая над воспоминаниями, они, участники похода, опирались не только на собственные впечатления, но и использовали дополнительные материалы.
В итоге умело подобранные составителями сюжеты дают достаточно полную картину грандиозного Бородинского сражения. В этих эпизодах чувствуется настроение солдат Великой армии в ночь перед боем, причем — разные его оттенки. К примеру, Ложье запомнились дождь и ночной холод: «Внезапная пере мена температуры вместе с необходимостью обходиться без огня заставила нас жестоко страдать последние часы перед рассветом... Мы выступаем, плохо одетые, наполовину замерзшие, утомленные, невыспавшиеся».

Битва при Бородино

Битва при Бородино. С картины британца Уильяма Хита


Напротив, Гриуа отмечал энтузиазм, господствовавший во французском лагере: «У нас царила шумная радость, вызванная мыслью о битве, исход которой никому не казался сомнительным. Со всех сторон перекликались солдаты, слышались взрывы хохота, вызываемые веселыми рассказами самых отчаянных, слышались их комически-философские рассуждения относительно того, что может завтра случиться с каждым из них. Горизонт освещали бесчисленные огни, довольно беспорядочно разбросанные у нас, симметрично расположенные у русских вдоль укреплений; огни эти напоминали великолепную иллюминацию и настоящий праздник».
Некоторые, настроенные наиболее романтично, успели заметить и запомнить особенности местности, на которой должны были развернуться кровавые события, и красоты природы, сравнимые с описаниями великих итальянцев. Но это великолепие тут же меркнет перед другими картинами. «...громадные столбы огня, сопровождаемого страшными ударами; под действием этих вихрей огня и дыма колеблются глубокие массы, чтобы идти навстречу другим огням, не менее страшным,— писал Ложье.— Под блеском солнца сверкают оружие и амуниция пехотинцев и кавалеристов, марширующих навстречу одни другим».
Описания собственно боя даны мемуаристами достаточно достоверно. При этом подавляющее большинство авторов в той или иной степени подробности описывают борьбу за ключевой пункт русской обороны — Курганную батарею. Достовернее всего получается это у тех, кто принимал непосредственное участие в штурме редута. Капитан Франсуа, ранее раненый в ногу, был среди тех, кто штурмовал батарею в ходе второй атаки. Он писал: «Русская линия хочет нас остановить; в 30 шагах от нее мы открываем огонь и проходим. Мы бросаемся к редуту, взбираемся туда через амбразуры, я вхожу туда в ту самую минуту, как только что выстрелили из одного орудия. Русские артиллеристы бьют нас банниками, рычагами. Мы вступаем с ними врукопашную и наталкиваемся на страшных противников. Много французов вперемешку с русскими падает в волчьи ямы. Я защищаюсь от артиллеристов саблей и убиваю нескольких из них... Я участвовал не в одной кампании, но никогда еще не участвовал в таком кровопролитном деле и с такими выносливыми солдатами, как русские».
Неточности или разночтения, встречающиеся в тексте, относятся более всего к деталям: ко времени того или иного эпизода, нумерации частей, фамилиям участников сражения. Неодинаково оценивают авторы и результаты Бородинской битвы. Все они уверены в победе Великой армии, однако степень полноты этой победы в восприятии французских мемуаристов разная. Так, префект императорского двора Л. Ф. Боссе, который весь день сражения находился при ставке Наполеона и не принимал непосредственного участия в битве, высказывается категорично: «Как бы там ни было, но победа была полная, настолько полная, что русская армия ни одной минуты не могла поверить в возможность отстоять свою столицу».
Более сдержанно рассуждает об итогах баталии генерал Ж. Рапп, получивший при Бородино свое 22-е ранение: «День кончился; пятьдесят тысяч человек легли на поле битвы... Мы захватили пленных, отняли несколько орудий, но этот результат не вознаграждал нас за потери, которых он нам стоил». Некоторые авторы мемуаров склонны даже осуждать Наполеона за бездеятельность во время боя, как это сделал Л. Гриуа: «Если бы он употребил те решительные приемы, которые дали ему столько побед, если бы он показался солдатам и генералам, чего бы только он не сделал с такою армией в подобный момент! Может быть, война закончилась бы на берегах Москвы».
Наполеон же, который в разное время по-разному оценивал итоги Бородинского сражения, находясь в ссылке на острове Святой Елены, утверждал, что французы показали себя «достойными одержать победу, а русские стяжали славу быть непобедимыми».
Вопрос о результатах Бородинской битвы относится к числу наиболее спорных в истории Отечественной войны 1812 г. Строго говоря, ни одной из сторон не удалось выполнить стоявших перед ней задач: французы не смогли в генеральном сражении разбить русскую армию, русские не смогли отстоять Москву. Но в стратегической перспективе русская армия оказалась в более выигрышном положении, ибо, находясь на своей территории, она имела источники пополнения, базы снабжения, она пользовалась поддержкой населения. Эти факторы, в конечном счете, обусловили перелом в ходе войны и успехи русских на втором ее этапе.

{jcomments on}

 

Наша группа в ВК